Владимир Тор (tor85) wrote,
Владимир Тор
tor85

Нацкадры времён СССР - как это делалось в Туркмении

Оригинал взят у harmfulgrumpy в Особенности элиты Советской власти в Средней Азии
Оригинал взят у afanarizm в Элитный пост
Отвлечёмся покамест от страниц советских газет. Довелось на ушедшей неделе поучаствовать в востоковедческой конференции во ВШЭ. Профиль не совсем (=совсем не) мой, тем не менее, удалось придумать проходную тему - формирование местных элит в республиках советской Средней Азии в 1920-50-х. Оказалось, что сей сюжет почти не исследован - что, вообще говоря, странно, ибо Средняя Азия - регион для России стратегически важный, да и изучение элит советского периода, как казалось, идёт весьма активно. Увы, выяснилось, что пока в фокусе внимания РСФСР, задеты ещё Прибалтика и Закавказье, относительно же наших азиатских соседей нет почти ничего. Тем не менее, «почти» это не «ничего» - нашёл пару книг туркменского исследователя Шохрата Кадырова, как раз посвящённых тому, как в этой новообразовании собственно туркменская элита вызревала. Ниже - выписи из его книги «"Нация" племён: этнические истоки, трансформация, перспективы государственности в Туркменистане» (2003). Эту и следующую («Элитные кланы: штрихи к портретам») весьма рекомендую - если найдёте, конечно :о)

Весь советский период в Туркменистане Москва ведала ключевыми назначениями, определяла внешнюю политику, экспорт и импорт. В ее руках находилось командование армией, управление водными ресурсами и ирригацией, она планировала посевы хлопка, добычу минералов, нефти и газа и т.д.

Кремлевские назначенцы сидели в креслах 1-х секретарей ЦК КПТ с 1925 по 1947 гг., а затем в роли 2-х секретарей ЦК КПТ контролировали местные элиты вплоть до роспуска СССР… Для сравнения замечу, что на Кавказе Сталин опасался назначать лиц некавказской национальности не только 1-ми, но и 2-ми секретарями ЦК местных компартий.

Значительная «московизация» республиканской политической верхушки была характерна и для Киргизии… этому благоприятствовали не только регионально-племенная разобщенность, но и наличие еще с царского времени высокой доли русских поселенцев. В ТССР русских в составе населения было существенно меньше из-за тяжелых климатических условий; зато регионально-земляческие противоречия — сильнее, чем, в Киргизии.

Вместо деления на «первого» и «второго» секретарей ЦК существовала неофициальная градация на секретарей «прикомандированных» и местных, на «первый» и «второй разряд». Москва объясняла, что направляет в Туркменистан многоопытного коммуниста, чтобы помогать туркменскому секретарю ЦК. Но на практике «московский» секретарь был… фактическим лидером. Дело в том, что туркменская парторганизация состояла в значительной степени из нетуркмен, которые по любому вопросу шли к «русскому» секретарю ЦК.

У «русского» секретаря, в отличие от местного, было право контролировать ГПУ (НКВД), суды, кадры, прокуратуру, транспорт, Госплан. В случае отъезда «прикомандированного» секретаря ЦК на отдых или на совещание его функции переходили не к секретарю ЦК — туркмену, а к заместителю «московского» секретаря.

Вместе с тем в случаях возникновения конфликта между прикомандированным и местным секретарями Москва решительно отзывала своего назначенца.

…«большой террор» был направлен не только против туркменской евроэлиты, но и не в меньшей степени против русских рабочих и служащих Туркменистана, основная масса которых работала в сфере железнодорожного транспорта.

(туркменские партлидеры) даже соперничая друг с другом, сходились в стремлении ослабить контроль «варяга» за их деятельностью. И чем чаще менялся этот «русский», тем больше они чувствовали себя фактическими хозяевами… Поэтому, хотя они и враждовали, виноватым оказывался «русский» — его убирали и присылали нового, которому еще предстояло разобраться в местных хитросплетениях, создать собственную «команду» и т.п. Пока это происходило, туркмены на какое-то время меняли баланс власти в свою пользу.

Москва неофициально разрешила назначенцам привозить с собой в республику «своих» людей.

За создание своей «артели» подвергнут критике И.В. Сталина на мартовском 1937 г. Пленуме ЦК… 1-й секретарь ЦК Казахстанской краевой организации партии Л.И. Мирзоян. Он «перетащил» в Казахстан с Урала и из Азербайджана… 30-40 чел. «своих» людей и расставил их на ключевые посты в Казахстане. Сталин прямо указывал, что это была попытка «создать для себя обстановку некоторой независимости как в отношении местных людей, так и в отношении ЦК партии». …сложился настоящий культ его личности. В Карагандинской области была шахта имени Л.И. Мирзояна, его же именем были названы колхоз, железнодорожная станция, г. Аулие-Ата («по просьбе трудящихся»), институт, район в г. Семипалатинске и даже горная вершина.

«Большой террор» 30-х… уничтожил всех туркменских руководителей, претендовавших на самостоятельность. Затем грянула война, потребовавшая ужесточения партийной дисциплины и принципа единоначалия. В это же время усилился приток туркмен в ряды республиканской партийной организации, выросло число местных кадров, воспитанных в духе неукоснительного послушания Кремлю. И там, наконец, сочли возможным допустить совмещение номинального и реального статусов 1-го секретаря в руках туркмена. В результате объем функций «присланного» секретаря заметно сократился. Так, в послевоенный период Гришаенков при С. Бабаеве был всего лишь куратором промышленности и строительства. В дальнейшем представители Москвы выполняли, в основном, контрольные функции — следили за «подбором и расстановкой» номенклатурных кадров. Однако и в этой области их реальные возможности уследить за всем постепенно сокращались.

Основным противоречием политики подготовки евротуркмен Москвой был тот факт, что без них невозможно было создать и сохранить унитарное государство, но в своей «полноценной» форме евротуркмен становился националистом и противопоставлял себя власти метрополии.

Жестко выступая против кланово-племенной борьбы внутри компартии, высшее партийное руководство Туркменской ССР требовало учитывать родоплеменное деление туркменского общества… но не для сохранения, а для постепенного разрушения старых структур. Коммунисты ставили задачу не адаптироваться к традициям местничества, а гибко наступать на них, в частности, путем переброски в районы расселения родоплеменных групп советских руководителей из других землячеств.

В период с 1907 по 1917 гг. КПТ формировалась из рабочих-славян. Летом 1918 г. в Закаспии большевики и их немногочисленные союзники были уничтожены. После Гражданской войны партия начала быстро расти. В 1920 г. в Туркменской области было 2586 коммунистов, в том числе 319 туркмен… Около 5% состава партии в 1920-е гг. были эсерами. Половина коммунистов принадлежала к самой малочисленной социальной группе населения ТССР — рабочим. Некоторое время в КПТ работала мусульманская секция — 18% партийцев были верующими.
В период с 1929 по 1939 гг. почти ежегодно проводились чистки Компартии… это было связано с тем, что среди социальных групп туркменского общества наиболее активно стремились стать коммунистами зажиточные дайхане и баи. Это имело место даже в конце 1920-х гг., когда ни у кого не было сомнения, что политика большевиков и интересы зажиточного дайханства не имеют ничего общего. До коллективизации коммунистов среди баев «средней руки», составлявших 7,9% туркменского общества, было 21,8%.
Численность туркмен в Компартии росла медленно. Баев-коммунистов ликвидировали во время коллективизации, а колхозное дайханство было почти поголовно неграмотно. В конце 30-х гг., уже после того как в ТССР была завершена борьба за всеобщую грамотность на базе нового латинизированного алфавита, по указанию Москвы письменность туркмен была переведена на русский алфавит. В результате подавляющая масса туркмен вновь не могла ни писать, ни читать. К тому же все время школьники-туркмены проводили не за партами, а на хлопковых плантациях.

В начале 1927 г. в аппарате ЦИК, СНК и наркоматах ТССР из 1088 сотрудников туркмен было 8,2%, а владеющих туркменским языком еще меньше (7,7%). В центральных учреждениях Ашхабада (не считая наркоматов) из 5580 сотрудников было 7,3% туркмен. Владеющих туркменским языком среди сотрудников нетуркменской национальности — 8,2%. В велаятских и этрапских учреждениях из 2623 сотрудников этот показатель составлял, соответственно 16,3 и 15,4%. Делопроизводство велось на русском языке.

В 1927 г. была сделана попытка вести делопроизводство не только на русском, но и на туркменском языках. Было принято постановление об обязательном ежедневном обучении служащих-европейцев туркменскому языку. Крупные партийные и правительственные администраторы это постановление игнорировали. Система народного образования не была готова к «коренизации»… Для того чтобы как-то поправить положение, большевики привлекли в аппарат управления представителей культурной элиты туркмен, получивших русское образование в царское время. Но в 1932 г. значительная часть т.н. старой интеллигенции была репрессирована по обвинению в «национализме», покровительстве кулацким элементам, подготовке вооруженного восстания с помощью Англии.

В 1939 г., спустя 15 лет после образования ТССР, среди 1617 сотрудников центрального аппарата наркоматов было только 114 туркмен… В 1941 г. членами Компартии Туркменистана были 19 084 чел. В руководящих органах КПТ туркмен было менее половины. В 1948 г. туркмены среди номенклатурных работников составляли 8326 чел., или 50,2%. Но это были главным образом работники районных комитетов КПТ. В аппарате же ЦК КПТ туркмен было 24,1%.
Некоторый сдвиг наметился после Великой Отечественной войны. В 1946 г. из 2588 номенклатурных работников ЦК КП(б)Т туркмен было 943, или 34,4%. Из 136 ответственных работников аппарата ЦК КП(б)Т… 31, или 22%, из 182 работников аппарата обкомов, входящих в номенклатуру ЦК… 42, или 25,8%. Однако в Госплане среди 33 ответственных сотрудников работал лишь 1 туркмен. В Министерстве торговли и Министерстве народного образования туркмен было 5, еще меньше — в органах МВД и МГБ. В 1948 г. в сельскохозяйственном институте из-за отсутствия преподавателей-туркмен и учебников на туркменском языке преподавание велось на русском языке. В это время в вузах республики из 1624 студентов училось 63 туркмена. В аппарате высшей власти ТССР представители некоренного населения численно доминировали до конца 1950-х гг. …Вплоть до распада СССР Москва направляла в Туркменистан генерального прокурора, председателя КГБ. Как правило, нетуркменамн были секретарь ЦК КПТ по промышленности, глава отдела оргпартработы ЦК КПТ, зам. главы правительства и председателя Верховного Совета ТССР. вторые секретари комитетов КПТ в областях.

В послевоенный период подавляющее большинство коммунистов Туркменистана состояло уже из туркмен. И в тот же период — в 1950-х гг. — наметилось негативное сальдо миграции русских поселенцев из Туркменистана Тем не менее русское население продолжало расти за счет молодой возрастной структуры иммигрантов… в начале 1960-х гг. ТССР имела самый высокий процент русских в руководящих звеньях партии, парламенте, во главе министерств, комсомола и профсоюзов.

В 1948 г. это была уже другая партия. 17% всех номенклатурных работников вступило в партию в годы коллективизации, а большая часть — в годы «большого террора» и позднее. При этом… подавляющее большинство коммунистов теперь были туркменами.

В 1977 г. привилегированное положение коммунистов впервые было узаконено на уровне Конституции СССР… это событие… усилило никогда не прекращавшиеся ранее вседозволенность и преступность партийных и государственных чиновников. В 1984 г. каждый второй член партии в Туркменистане, нарушивший партийную, государственную дисциплину, а также совершивший уголовные преступления, злоупотребления и другие проступки, был номенклатурным работником.

Стремительные и сопряженные с большим количеством людских потерь социально-экономические преобразования происходили в ТССР «благодаря» метрополии. Но в результате именно этих преобразований в национальных республиках сформировались элиты, стремившиеся к большей самостоятельности. После смерти Сталина, осуждения культа личности и отказа КПСС от массовых репрессий, главным политическим средством борьбы с центробежными тенденциями стали разнообразные формы русификации местного коренного населения.

…большевики опирались на т.н. статусную национальную интеллигенцию. В Туркменистане формирование национальной интеллигенции было связано с появлением евротуркменской элиты.

Первоначально это были европеизированные «националы», воспитанные под воздействием… европейской культуры из окружения и потомства традиционной элиты различных уровней, получившей образование в Петербурге и других городах России, а также туркмены-разночинцы из обедневших семей, окончившие русско-туркменские школы, светские институты в Казани, Ташкенте, Оренбурге.

В 1914 г. в границах Закаспийской области насчитывалось 58 светских школ с 6783 учащимися. В этих школах прошли подготовку несколько сотен детей туркмен. Сильный удар по этому первому поколению туркмен, воспитанных в царское время и в советский период ангажированных в аппарат власти и культурные учреждения идеей строительства суверенного туркменского государства, был нанесен в 1932 г. и особенно в 1937-1938 гг. Все его представители были репрессированы по обвинению в троцкизме, «в буржуазном национализме, как английские, а также японские шпионы».

Анализ результатов переписи специалистов, проведенной Наркоматом труда ТССР показал, что в 1930 г. среди специалистов «почти совсем» не было представителей местных национальностей. Интересно заметить, что по упомянутой переписи… среди партийцев и комсомольцев (всех национальностей) специалистов среднего и высшего класса было всего 164 чел.

Учебная подготовка молодежи старше школьного возраста первое время осуществлялась в основном за пределами республики: в Москве и Ленинграде, в Туле и Твери.

Другой частью туркменской евроэлиты стали т.н. выдвиженцы — отобранные местными партийными, цеховыми ячейками по классовому признаку отряды из рабочих, батраков (прежде всего, туркменской национальности) для практической подготовки и получения «ответственной хозяйственной, советской административной, кооперативной работы» . Кампания «выдвиженцы», начавшаяся в первой половине 1920-х гг. была как результатом острой нехватки «идеологически выдержанных», «от станка» специалистов-туркмен, так и массовых чисток аппарата советской власти, направленных на первое поколение евротуркмен…

К выдвиженцам, работающим в центральных аппаратах, прикреплялись для помощи в практической работе и учебе коммунисты соответствующих ячеек, отвечающие за обеспечение условий для роста выдвиженцев. Постановлением Исполкома и СНК ТССР от 24 июня 1930 г. выдвиженцы были поставлены в привилегированные условия для социального роста. Запрещалось их увольнение по сокращению штатов. В период прохождения стажировки на выдвижение в аппарат управления за ними сохранялось прежнее место работы на предприятии и в случае неудачи занять высокое место в аппарате власти выдвиженцы «подлежали немедленному приему на свою прежнюю работу». Вопрос об увольнении выдвиженца в период стажировки окончательно решался наркоматом Рабоче-Дайханской Инспекции. За самовольное увольнение выдвиженца, без согласования с НК РДИ, администрация или дирекция предприятия привлекались к уголовной ответственности, а сам выдвиженец немедленно восстанавливался на работе. Администрация учреждений и предприятий обязана была принимать все меры к повышению квалификации выдвиженца и использованию его на работе с учетом его индивидуальных способностей, а также «выдвижению его на вышестоящие руководящие должности». Оплата труда выдвиженца определялась по занимаемой должности, даже если его квалификация и не соответствовала этой должности. В учреждениях с нормированной заработной платой для выдвиженца допускалось отступление от устанавливаемых окладов в сторону повышения. Если выдвижение было связано с переменой места жительства, то выплачивалась специальная компенсация.

«Крестными отцами» туркменской евроэлиты по праву являлись руководители высших учебных заведений советского Туркменистана… Через их руки проходили документы абитуриентов, среди которых, конечно же, предпочтение отдавалось выходцам из семей партийно-советской номенклатуры с соответствующей субэтнической окраской.

Обеспечить количественное насыщение госаппарата туркменами было делом времени. Суть проблемы — в создании евтуркменской элиты, т.е. качественного нового не только социально, но и культурно ориентированного на коммунистическую Россию слоя людей.

…процесс туркменизацни под контролем Москвы в Туркменистане не был ограничен во времени и действиях одной только кампанией второй половины 1920-х — начала 1930-х гг., потому что он не сводился к внедрению туркменского языка в работу государственных учреждений, а был направлен на выращивание и внедрение в государственный аппарат специального слоя людей — чужих среди своих и своих среди чужих.

Важную роль в формировании новой туркменской элиты играли т.н. интернациональные браки. У истоков этого процесса стоял председатель ЦИК СССР M.И. Калинин… После выступления московского начальника многие окончательно поняли: политически престижно и выгодно иметь жену-нетуркменку. В ноябре 1927 г. член руководства ТССР Н.С. Каралжаева констатировала: «Многие товарищи, оставив своих жен в аулах, переходят в город и начинают ухаживать и жениться на европейках, на молодых девушках»… Иметь жену-туркменку стало невыгодно и опасно: в любой момент могут спросить: «Почему ты до сих пор не раскрепостил ее? Почему она сидит дома? Почему она не владеет русским языком?» и т. п. При разводе, инициируемом туркменом-коммунистом, мотив «малообразованности и низкой культурности» жены был достаточным, чтобы партийная организация «разрешила» расторгнуть брак. Практически все первые руководители ТССР были женаты на женщинах русской, еврейской, татарской национальностей.

…женитьба на европейках в советское время была похожа на пленение мужей-туркмен. «Северные иноземки» не только не ассимилировались, напротив, ассимилировали мужей, их дети не владели или плохо владели языком мужа. С ростом образовательного уровня туркменок разводы не прекратились: мужчины стали менять необразованных жен-туркменок на образованных туркменок. Иметь «европеизированную» жену-туркменку с высшим образованием, более того — с ученой степенью, в послевоенное время стало не менее, а может, и более престижным, чем иметь жену-нетуркменку. В среде местного начальства появилась традиция иметь двух жен: одну образованную — в городе, вторую — туркменку — в ауле.

…в течение 70 лет формировалось новое поколение евротуркмен, за глаза шутливо именовавшееся «ярым-пополам», что означало «полутуркмен-полурусский». Они жили, в основном, в областных городах и столице. В паспортах записывались по национальности отца, т.е. туркменами. Это давало определенные жизненные привилегии (поступление в вузы, устройство на работу, служебная карьера и пр.). Заметим также, что с момента своего зарождения советские евротуркмены сразу ощутили свою элитарность. «Среди учащихся сильно развито студенческое чванство, — писал о новом поколении туркменской советской евроэлиты одни из политических лидеров Туркменистана той поры Ч. Веллеков, — они о себе большого мнения, — все умеем, все знаем, а эти отсталые, неграмотные, темные, нечестные работники, которые сейчас работают в Туркмении, надо их прогнать, зачем их там держать… Когда ставишь перед ними вопрос о том, что необходимо ехать для работы в аулы-кишлаки или районы, несмотря на все убеждения, они отвечают: "Что я тебе пойду в аулы, там нет квартиры, нет хорошей пищи, жарко, грязно; ты тут сидишь давно, обюрократился, сам не хочешь ехать в аулы, а меня посылаешь. Нет, я не поеду, иди сам, а место свое дай мне, — теперь моя очередь"».

Вместе с тем, параллельно процессу аккультурации туркменской элиты, еще более бурными темпами шел рост численности туркмен вообще, что, естественно, ослабляло политическую значимость евротуркмен, их удельный вес в обществе, да и качество русской аккультурации основной массы туркмен.

Назначаемый Москвой обрусевший туркмен автоматически обрастал клиентами из дальних и близких родственников, земляков и в конце концов должен был жить по законам этого ближайшего окружения. Усилилась и корпоративная сплоченность евротуркменской элиты. Возникли элитные евро туркменские транссубэтнические и земляческие кланы… Клановая протекция размывала критерии евротуркменства, во власть устремились традиционалисты «в галстуках».

Учреждения народного образования, институты и университеты играли роль культурных «фильтров» для традиционалистов, стремившихся во чтобы это ни стало сделать карьеру. Медицинский институт, факультет юриспруденции в Ашхабаде — самые доходные сферы теневого бизнеса — имели самые высокие конкурсы для абитуриентов… туркменам отдавалось предпочтение при приеме в вузы. Но вместе с тем абитуриенты обязаны были знать русский язык, особенно на негуманитарных факультетах и в технических вузах, где русский язык был абсолютно доминирующим. При этом обучение русскому языку, как и весь учебный процесс, в сельских школах оставляли желать много лучшего.

«Мы видим много работников-туркмен, — отмечал в своем выступлении видный деятель политической администрации ТССР 1920-х гг. К. Сахатов, — работающих в различных аппаратах почти со дня революции, и до сих пор не научившихся работать самостоятельно. Никому не секрет, что во всех учреждениях работают попарно — туркмен, который является главой учреждения, и его зам. — европеец. Также не секрет, что почти всегда европеец стоит выше туркмена по своему уровню знаний и практическому опыту… Фактическим руководителем является зам., а глава занимает лишь формальное место. Если посмотрим на практику работы внутри самого учреждения, то и там разрешение многих основных вопросов проводится помимо главы учреждения, или, в лучшем случае, формально с ним согласовывается… У туркменских работников как реакция на их прежнее положение в работе могут развиваться вредные тенденции своеобразного национализма в их отношении к европейским работникам».

С исчезновением русских… исчезает и тот культурный слой, у которого можно учиться азбуке модернизации, апробировать навыки субкультуры, необходимой для работы в государственном и политическом аппарате. В результате европейская компонента современной политической культуры девальвируется.

Период 1950-1951 гг. стал не только временем отставок Ш. Батырова и людей его окружения. По темпу смещений 1-х секретарей союзных республик начало 1950-х сравнимо с кульминацией «большого террора» и горбачевской перестройки периода 1988-1989 гг. Другими словами, освобождение от работы… Батырова было связано с внутренней логикой политического развития не только республики, но и СССР в целом.

Главная причина затянувшегося правления С. Бабаева была в занятости лидеров Центра… борьбой за власть после смерти Сталина. Когда же борьба закончилась победой «антисталиниста» Н. С. Хрущева (1958), настала очередь менять власть в ТССР. Показательно, что даже фразеология, использованная проверочной бригадой ЦК КПСС… была идентична той, что звучала в адрес покойного Сталина во время кампании осуждения культа личности. Найти повод отстранить от власти руководителя за склонность к диктатуре в ТССР никогда не было трудно. Истоки сталинского деспотизма уходят корнями в восточный тип культуры личности. К таковому принадлежал и Бабаев.

Б. Овезов имел банальные для туркмена номенклатурные слабости: «непартийное поведение в быту», «высокомерное отношение к сослуживцам» и «нескромность в отношениях с коллегами» женского пола. Другими словами, он был удобной мишенью для дворцовых интриг. Вскоре после очередной вульгарной фразы в адрес своих соратников на одном из банкетов и последующей за этим коллективной жалобы членов Бюро ЦК КПТ в Москву, Овезов потерял власть. Конечно, «морально невыдержанное» поведение Овезова было только поводом. Оскорбления (типа: «Теперь я на вас всех х~ положил») 1-й секретарь ЦК КПТ не боялся отпускать в адрес своих коллег задолго до своей отставки. Как и прежде, главная причина смены власти в ТССР была связана с событиями в Москве. К концу 60-х гг. позиции Л.И. Брежнева в Кремле укрепились, и он приступил к назначению своих протеже в республиках.
Учитывая способности Овезова «воскресать из пепла», новый «первый» М.Г. Гапуров дал санкцию на возбуждение против него персонального дела по обвинению в плагиате, что и добило Овезова окончательно. Несмотря на то, что смерть застала Овезова в опале, на его похороны собралось несколько десятков тысяч человек. Случай исключительный в политической жизни советского Туркменистана.

В 1980 г. в своем кабинете застрелился министр юстиции ахалец А. Аймамедов. К середине 1970-х гг. Гапуров организовал скандальную отставку туркмен-теке: секретаря по идеологии А. Чарыева и председателя правительства ТССР О. Оразмухамедова. Первому было инкриминировано то, что он в 1971 г. скрыл свою судимость 1938 г. Второму в 1975 г. предъявлен список обвинений от растранжиривания государственных средств до сексуальных домогательств в отношении секретарши.

В 1974 г. в «Литературной газете» (Москва) появилась статья Т. Эсеновой «Этот ненавистный калым», открывшая новую кампанию борьбы с пережитками прошлого, прежде всего среди туркмен-теке, у которых цены выкупа за невест были самым высокими в Средней Азии. Косвенным ответом на антитекинские акция Гапурова была массовая потасовка ашхабадской молодежи со студентами вузов из других регионов Туркменистана (1975).

В период правления Гапурова стало ясно, что процесс аккультурации туркменского общества не получил должного размаха и не вызвал перелома племенного сознания в пользу общенационального.

В мае 1992 г. в новой Конституции появилась статья о том, что Президентом может стать только туркмен. Мало кто в Туркменистане до сих пор осознает это национальное самоуничижение, показывающее всему миру, что туркмены (80% граждан страны!) — не граждане (нация), а собрание недружелюбных друг к другу племен, опасающихся прибытия «варяга».

К концу 1989 г. М.С. Горбачевым были сменены руководители всех союзных республик СССР. Для нового генерального секретаря ЦК КПСС была характерна недооценка роста национально-кланового самосознания в республиках. Это выразилось, например, в переводе Э.А. Шеварднадзе в Москву, назначении Г. Колбина лидером Казахстана, в опале члена Политбюро Г. Алиева в 1987 г. и т.п. Совсем по-другому обстояло дело с назначением С. Ниязова в ТССР. И вот почему.

Вопреки опыту своих предшественников, Горбачев впервые начал кадровую перестройку в СССР с Туркменистана (1985) и с Киргизии, где смена лидеров была связана с пенсионным возрастом прежнего руководителя ЦК. В Туркменистане же Гапуров находился в предпенсионном возрасте и мог еще работать. Скажем больше: «снять» Гапурова было решено не в 1985 г., а в 1984 г., когда 1-й секретарь столичного горкома КПТ С. Ниязов был командирован на работу в аппарат ЦК КПСС, с тем чтобы, пройдя последнюю проверку, возглавить ТССР. До Ниязова такой стажировки не проходил ни один из руководителей КПТ. О том, что освобождение Гапурова не было связано с политикой перестройки, говорит тот факт, что… в отличие от Ш.P. Рашидова в Узбекистане, избежал каких-либо скандальных разоблачений.

Заблаговременная подготовка мирного выхода Гапурова на пенсию объясняется просто. Обычно смена 1-го секретаря в ТССР происходила после смены его коллеги в Москве. Как правило, перед этим ЦК КПСС начинал получать массу анонимных писем из республики за подписью: «коммунисты», «сотрудники Совета Министров», «колхозники» и пр. В них обосновывалось, кого и за что нужно снять… и кого назначить.

…нетрудно представить, что красной нитью обвинений против Гапурова была его борьба с текинским землячеством. ЦК КПСС не мог игнорировать это обстоятельство, т.к. под угрозой нестабильности оказывалась столица ТССР, фактически бывшая и «столицей» Ахала.

Почему… выбор пал именно на С. Ниязова? Ведь Гапуров мог быть заменен ахал-теке, председателем Совета министров ТССР Ч. Каррыевым, и это соответствовало бы сложившейся в советское время практике. Главную роль в назначении Ниязова сыграло его сиротство, учеба в Ленинграде, его женитьба на девушке из русско-еврейской семьи. Москва была уверена, что Ниязов получил хорошую прививку против племенного гегемонизма и не пойдет на поводу у клановых элит. И еще одно обстоятельство. Отличие Ниязова от Каррыева заключалось в том, что последний имел мощные клановые связи в столичном регионе, которые он успел создать за время своего пребывания на посту премьер-министра и настроить своих сторонников на «захват» власти в Ашхабаде. Такие связи делали кандидатуру Каррыева сравнительно независимой и потому опасной для Москвы.

За короткое время Ниязов привлек к строгой партийной ответственности 1380 руководящих работников, из состава ЦК был выведен 31 член, 80 депутатов Верховного Совета ТССР были досрочно лишены своих высоких полномочий… Никакого земляческого патриотизма ни тогда, ни потом у Ниязова не было.


Оригинал взят у afanarizm в О жизни одной (и не только)
В продолжение туркменской темы - смотрел книжку Кадырова, а там в качестве приложения - список различных чинов советского и постсоветского времени. Мне эти подборки очень нравятся, стал смотреть - и наткнулся на загадочного человека. Звали его >Сенников Аркадий Андреевич, родился он в 1908-м, в 1927 вступил в компартию и за всего-то 9 лет по комсомольской, а затем партийной линии сделал примечательную карьеру, став третьим секретарём ЦК таджицкой КП. Даже с поправкой на особенности 1920-30-х - рывок примечательный. Но недолго он блаженствовал на верхах пусть периферийной, но всё же партиерархии - в апреле 1937 его арестовали как «участника контрреволюционной право-троцкистской организации». Конец немного предсказуем? Как бы не так! В то время как арестованные по аналогичному обвинению без лишней канители получали свою маслину в череп, Аркадий Андреевич «находился в заключении» (краткая биосправка не посвящает в подробности, но вряд ли пребывание в совтюрьме могло быть приятным - хотя бы corporatelie почитайте), а спустя два года, в 1939-м, был реабилитирован! И снова пошёл работать в таджицкие парторганы! Был секретарем Красноводского райкома, начальником торготдела местного ЦК, зампредом местного Совнаркома... А в 1947-м - ну дела! - стал уже вторым секретарём ЦК КП(б)Т! О функциях последних можно в предыдущей записи почитать. Т.е. наш герой не просто второй раз взобрался по той же вертикали, но и смог улучшить достижения молодости. Часто ли такое бывает? Да нет, мягко говоря, не очень часто. Примечательный человек, что ни говори.

Примечательный тем ещё, что о жизни вне Таджикии не известно почти ничего. В 1953-м Сенников выехал в Москву на учебу ВПШ при ЦК КПСС - и на этом справка обрывается. Больше того - молчат о нём даже специализированные ресурсы (вроде этого). Единственное, что удалось отыскать - проходное упоминание среди председателей профсоюза работников госучреждений СССР. Сверх того - ни ответа, ни привета. Можно лишь сделать предположение, что после ВПШ он пошёл по не слишком нервной профсоюзной линии - и, в свете его приключений в партаппарате, такой выбор понятен. Всё-таки приключения - молодости, а в преклонных годах надо стремиться к покою и умиротворению.

Вообще, изучение биографий большевицких функционеров порой даёт примеры удивительной живучести. Вот, например, грузинский товарищ Сергей Кавтарадзе: от «активных деятелей троцкистской оппозиции» через камеру смертников до посла и заммининдела! И это всё при его соотечественнике, который, якобы, всех троцкистов извёл под корень. Или тов. Кавтарадзе был не троцкистом, а «троцкистом»? Как бы то ни было, а жизнь, достойная кинофильма.

Ну и так далее, сейчас уже лень искать. Уже думаю, что надо будет покопаться, хотя бы по верхам пройтись, поглядеть, как там карьеры-то складывались. Чувствую, масса примечательного ожидает пытливого исследователя!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments