Владимир Тор (tor85) wrote,
Владимир Тор
tor85

Category:

Школа №57

Системное насилие
Ученица элитной школы № 57 назвала имя учителя, уволенного за романы с девочками


В элитной московской школе № 57, где один из учителей в течение многих лет заводил романы с ученицами, но никто из знакомых с ситуацией ничего не предпринимал. И даже сейчас раздаются просьбы спустить всё на тормозах. Спустя сутки стали появляться подробности: ученики назвали имя учителя — им оказался учитель истории Борис Меерсон,  который работал в одной из московских школ 16 лет и на протяжении всего этого времени крутил романы с ученицами.



Дважды журналистка Кронгауз хотела рассказать об этой ситуации — сначала для «Большого города», затем для журнала Gala, — но каждый раз коллеги, каким-либо образом связанные с этой школой, просили не выносить сор из избы. В итоге сейчас кто-то собрал все доказательства и добился увольнения этого "педагога".

Имя Меерсона таки прозвучало открыто — от бывшей ученицы Надежды Плунгян. Именно она была той самой девушкой, с которой Кронгауз разговаривала для статьи в журнале Gala:

"По следам поста Кати Кронгауз напишу про 57 школу и про историка Бориса Меерсона, которого (внезапно) больше нет на школьном сайте. Я думаю, что разрастающееся и системное насилие над ученицами в старших классах, которое происходило больше 15 лет, дошло до своей финальной фазы. Думаю, школа в таком виде должна прекратить своё существование. Здесь нечего сохранять. Здесь нет никаких «традиций», кроме видимой всем традиции переступать через учеников, чтобы сохранить рабочие места, «несмотря ни на что» (то есть, несмотря на другие случаи домогательств, которых было более чем достаточно)".

По её словам, в 2005 году ученики объединились и начали рассказывать о проблеме в «Живом журнале», но в ответ Меерсон и учитель права Андрей Петроковский составили документ, запрещающий ученикам критиковать учителей. Всех недовольных ими подвергали травле, утверждает Плунгян:

Тогда я попробовала написать статью о неприемлемости меморандума как меры воздействия на детей, после чего мне передали, что меня «больше не хотят видеть в школе». Я начала получать от бывших одноклассников насмешки и угрозы физической расправы. Родители друзей пожимали плечами.

В 2005 году в сообществе школы № 57 действительно был опубликован документ, регламентирующий поведение учеников в сети. В «Меморандуме» есть следующий пункт: «в публичных заявлениях учащихся учителя школы считают недопустимым следующее: оскорбления, диффамацию и клевету в адрес любого конкретного лица или группы лиц».

Ах, диффамация недопустима! - как это удобно для педофилов и тех, кто их покрывает...

Заместитель директора по старшим и спецклассам Борис Давидович в разговоре с Medialeaks подтвердил, что Меерсон был уволен, но причину увольнения назвать отказался. Другие коллеги пока тоже хранят молчание:

Мы пока не можем давать комментарии: нам нужно время, чтобы самим во всём разобраться и понять, что в нашей школе произошло.
МИХАИЛ ФРУХТ
УЧИТЕЛЬ ИСТОРИИ В ШКОЛЕ №57
Ася Фрейдкина И ученики и ученицы тоже молчали, которых это напрямую не касалось, и я..(
Danya Piunov сказали, что я неясно сформулировал. я имел в виду, что в этой школе много учителей с подобными увлечениями и у них все, к сожалению, ок, их не увольняют

Danya Piunov Lena Alshanska в 2007 было 5, и они все до сих пор работают
Нравится1530 августа в 19:17

Мак Ирина Юлия Петрова да про школу все понятно. Когда лет 8-9 назад в одном из старших классов были обнаружены наркотики, и кто-то из родителей в этом классе потребовал, чтобы оповестили остальные классы, руководство очень просило этого не делать

Галина Юзефович Слушайте, ну в этой же вашей любимой школе работает гораздо более любимый народом учитель математики, который щупает совсем уж маленьких мальчиков. И это вообще невозможно обсуждать, потому что он просто прекрасный, прекрасный педагог - для тех, кого не щупает.

Плунгян ещё во время громкого флешмоба «Я не боюсь сказать» рассказывала историю, произошедшую между ней и учителем математики, когда ей было всего 13 лет:

Мне было 13, ему 20—21, он преподавал в матклассах, и я была не первым его объектом. Он караулил меня после каждой перемены и шёл за мной до дома, тесня к стене, а потом звонил по телефону и держал меня часами на проводе, угрожая самоубийством. Уверял, что бросил из-за меня институт. Заваливал меня электронными письмами, по нескольку в день. Я страшно его боялась, но мне было некому сказать (тем более, что меня обвиняли в «чёрствости»).

По её словам, штатаный школьный психолог тогда посоветовал ей «нести ответственность» за назойливого ухажёра, несмотря на то, что девушка даже не достигла установленного законом возраста согласия:

Вообще насилия в стенах школы было много, и никто не осознавал масштабов, хотя почти все дети его видели. Ни у кого не было ответов. Вслух ничего не обсуждалось. Жаль, мы совсем не знали своих прав. Единственной защитой было придавать подобным историям романтический флёр.

______________________________________________________



Ай да администрация школы...
Ай да педагогический коллектив...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments