Владимир Тор (tor85) wrote,
Владимир Тор
tor85

К вопросу о юрисдикции гаагского арбитражного суда в деле ЮКОСа

Оригинал взят у oboguev в К вопросу о юрисдикции гаагского арбитражного суда в деле ЮКОСа
Претензии таковой юрисдикции возникают из статьи 26 Energy Charter Treaty:
http://en.wikipedia.org/wiki/Energy_Charter_Treaty
http://www.encharter.org/fileadmin/user_upload/document/EN.pdf

* * *

Россия подписала ECT 17 декабря 1994 со статусом: временное приложение до 18 октября 2009 года.
http://www.encharter.org/index.php?id=414
ЕСТ не был Россией ратифицирован, депозитирован и введён в постоянную силу (процедура вступления в полную и постоянную силу изложенная в ст. 44 не была осуществлена).

20 августа 2009 года Россия уведомила депозитарий ЕСТ, что она не намерена становиться участником ЕСТ, и что согласно ст. 45 (3(а)) договора таковое оповещение означает прекращение временного действия ЕСТ в течение 60 дней со времени оповещения, т.е. к 18 октября 2009 г.

Однако согласно ст. 45(3(b,с)) в случае выхода из временного приложения договора, его части III и V (ст. 26 входит в часть V) в отношении сделанных инвестиций продолжают действовать на протяжении 20 лет после выхода из договора, т.е. до 18 октября 2029 года -- за исключением государств перечисленных в приложении PA, для каковых обязательства прекращаются немедленно (но Россия себя не внесла в данный список -- в нём только Чехия, Германия, Польша, Венгрия, Литва и Словакия).




В связи с чём возникает вопрос:

Согласно статье 26, инвесторы могут подавать в суд на государство (список приложен, Россия входит) в гаагский арбитраж только в том случае, если они не подавали ранее дело в суд данного государства и не пытались разрешить дело какой-либо иной уговорённой процедурой.

Подавали ли ранее инвесторы ЮКОСа дело в российский суд?




(Дальнейшее релевантно в том случае, если не подавали:)

Каковы в этой перспективе могли бы быть правовые действия России?
На мой взгляд, таковыми:

Согласно ст. 15 закона РФ "О международных договорах", ЕСТ (и что важнее -- его конкретный артикул о признании международного арбитража по вопросам ст. 26) даже в режиме "временного приложения" относится к договорам требующим ратификации.
http://www.rg.ru/1995/07/21/mejdunarodnye-dogovory-dok.html

Поэтому правовой аргумент со стороны РФ мог бы состоять в том, что согласно конституционной норме о разделении властей, правительство РФ было уполномочено подписывать ЕСТ (точнее, те его положения, которые согласно ст. 15 закона "О международных договорах" требуют ратификации) только в статусе необязующего протокола о намерениях или бизнес-дел конкретной администрации, но не в статусе государственного обязательства РФ как государства, и что следовательно РФ не несёт обязательств по данным положениям ЕСТ, включая признание гаагского арбитража.


(Тонкость: закон "О международных договорах Российской Федерации" был принят 15 июля 1995 года, т.е. уже после подписания ЕСТ, но соответствующая конституционная норма, которую закон расшифровывает, действовала раньше. В чём именно состояла эта конституционная норма и какова была конкретная расшифровка намерения законодателя Конституции РФ -- вопрос для Конституционного суда РФ, но мой прогноз состоит в том, что КС вероятно вынес бы заключение, что расшифровка намерения законодателя Конституции как раз и даётся законом "О международных договорах", и что следовательно правительство РФ не было уполномочено подписывать ЕСТ в статусе обязательства РФ, и следовательно данная подпись не имеет правомочной силы от имени РФ.)


Далее, согласно ст. 45(1) ЕСТ, подписывающее государство применяющее ЕСТ со временным статусом, соглашается на его применение только в той мере, в каковой оно не противоречит конституции, национальным законам или подзаконным актам.

Таким образом, аргумент состоит из двух частей, каждая из которых достаточна.

Первая часть -- фундаментальная неправомочность подписи правительства РФ под ЕСТ в статусе государственного обязательства, ввиду конституционной неуполномоченности правительства РФ принимать данные обязательства как государственные.

Вторая часть -- эксплицитное признание также и ст. 45(1) самого ЕСТ, что ввиду указанного обстоятельства подписание его правительством РФ не создаёт обязующих государственных обязательств для РФ.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment