Владимир Тор (tor85) wrote,
Владимир Тор
tor85

Украинская литература - классика



Лесь Подеревянский

КАЦАПИ

(посвящается национальному вопросу)



Действующие лица:

Владимир, кацап
Александр, кацап
Надежда, кацапка
Емельян, кацап
Валентин, малолетний кацап, сын Надежды
Гриша, борец
Миша, боксер
Толя, сынок Опанаса
Опанас, старый урка
а также
Голос из моря, который принадлежит купающемуся ветерану.

Действие первое

Веранда с самоваром и виноградом возле самого синего моря. На море штиль. На веранде сидят кацапы и играют в карты.
Александр (Надежде): - Владимир-то твой в игре ни бельмеса не петрит!
Владимир: - Нарвался на туза моего, а теперь вот и злишься. Злишься ведь, я вижу...
Емельян: - Так что у нас теперь, две последних?
Надежда: - Ты что, друг ситный, с луны чтоль свалился? Сейчас девочек-то не берем.
Александр: - Владимир, ты что, пидарас? С червей захода-то нет. Ну вы посмотрите, ему объясняешь, а он сидит как не русский, еблом торгует.
Надежда: - Валентин, японский бог! Ты почему у кота яйца-то открутил? Твой кот чтоль?
Валентин: - Мамочка, один разочек-то дернул..
Надежда: - Гляди у меня, Валентин!
Александр: - Надежда, ну его к монахам! Мы играем или нет?
Владимир: - Ничего... Пацаненок-то боевой растет... Скажи дяде - "Вот вырасту, и тебе, дядя Александр, яйца откручу, чтоб блядовал поменьше".
Валентин: - Вот вырасту, дядя Александр, и вам яйца откручу, чтобы вы блядовали поменьше!

Все кацапы ржут. На море потихоньку поднимаются маленькие волны и приятно хлюпают о берег.

Действие второе

Общий вагон забацанного поезда. На лавках сидят Гриша, Миша, Толя и Опанас. Они смотрят в окно, чистят рыбу, пьют чай из алюминиевого подстаканника и вообще развлекаются - как это и положено в поезде.

Толя (глядя в окно): - Папа, смотри - самосвал.
Опанас (гладя сынка по голове): - Вот, сынку, щас бы ты на дорогу выбежал, где тот самосвал, так бы все кишки у тебя и шваркнули.
Толя: - Папа, смотри - горы. Папа, а там наши были?
Опанас (гладит Толю по голове): - Были, сынку, они кругом были.
Толя: - Папа, а они там стояли насмерть?
Опанас (пиздит Толю по голове): - Да замолчи! Не пизди! Уже заебал батька в доску!
Миша: - Оно дитё, не понимает шо папе тяжело...
Гриша: - Вы издалека едете?
Опанас: - Из тюрьмы!
Миша (достает вино): - Батя, будешь пить?
Опанас: - Эх, блядская печенка... Ну, наливай!
Толя: - Папа, и мне дай!
Опанас: - На! Только ссать не проси.

Все выпивают.

Опанас: - В море покупаюсь нахуй, и его вот покупаю. (Показывает на Толю). Ему врачи сказали, шоб в море купался.
Толя: - Папа, а шо лучше - пулемет или танк?
Миша: - Танк лучше, по пулемету раз пизданет и пиздец. (С этими словами Миша наливает вино Опанасу, Грише, Толе и себе).
Толя: - Папа, я, как выросту, выучусь на офицера или на командира. А шо лучче - офицер или командир?
Гриша: - Та один хуй.
Опанас: - Вафленыш ты, на офицера учиться!
Миша: - Скажи, Толя, "заебал ты меня, папа, своими офицерами, я на море еду купаться". Хочешь купаться?
Толя: - Я стрелять хочу!

Действие третье

Веранда с самоваром и кацапами. На море приятно штормит.

Владимир (берет в руку увесистый камень): - Надежда, посмотри как я сейчас камень-то брошу!
Надежда: - Ну что ты, как пацан, себя не уважаешь? Старый ведь поц уже!
Владимир: - Вот давай поспорим ради смеха-то - три раза подскочит. (Владимир кидает камень в море. Камень тут же тонет).
Надежда: - Ну что, обосрался, пидарас? Что, не стыдно?
Емельян: - Владимир, камень-то плоский надо брать. Вот посмотри какой у меня - раз пять подскочит!
Надежда: - Как пацаны, ей-богу. Люди-то кругом смотрят, мудозвоны старые.
Владимир: - Молчи, блядь, а то и тебя в море бросим!
Испуганная Надежда молчит. Владимир и Емельян кидают камни. Александр, завидуя им, находит огромный булыжник и, вымахивая им, бежит вниз.
Александр: - Пока вы тут мудохались, я вот что нашел! (Александр показывает Владимиру и Емельяну скользкий противный булыжник и кидает его в море).
Голос из моря: - Вот блядь щас какому-то пидарасу кину!

Из моря вылазит ветеран войны в плавках и с колодками на волосатой груди. Одна нога у него на десять сантиметров короче другой.

Ветеран (Александру): - Я, блядь, пиздану один раз, так меня любая больница возьмет, а тебя нет!
Валентин (Александру): - Дядя Александр! Вам что, дядя калека яйца открутит, чтоб вы блядовали поменьше?

Тревожное молчание. Шторм на море усиливается.

Действие четвертое

Общий вагон забацанного поезда. За столом сидят пьяные Гриша, Миша, Опанас, Толя и ведут светскую беседу.

Миша (Грише): - Сижу я в баре, в Прибалтике, кругом старинные стулья - заебись сделано! Заходит мудак и говорит: "Это место мое, может вы пересядете?". А я говорю: "Ни хуя себе! Ты шо оборзел? Может ты сам пересядешь?!". Ебал я в рот такие варианты!
Гриша: - Я тебя за то уважаю, Миша, шо ты рисковый парень.
Миша: - У них, в Прибалтике, блядь, на улицах все не по нашему написано. А спроси шо-нибудь, так он сначала так посмотрит, а потом по-своему шота тыры-пыры, по-русски нихуя не понимает. А телки хуевые у них, так (показывает рукой возле головы) еще ничего, а остальное хуевое.
Гриша: - И шо, и кругом не по-нашему написано?
Миша: - Дай ёб твою мать, нахуя мне пиздеть?
Опанас (Толе): - Сына, вон посмотри - море!
Толя (без энтузиазма смотрит на бурное море): - Пап, а море - оно большое, так шо другого берега не видна?
Опанас: - В бинокль видно.
Толя: - А если бинокль поламався, тагда видно?
Опанас: - Та заебал "видно"! Шо ж тогда увидишь?
Толя: - Пап, а на том берегу наши?
Опанас (сквозь зубы): - Там кацапы...

Все зловеще молчат. Поезд останавливается, слышны крики "Приехали!" и угрожающий рокот моря!

Действие пятое

Веранда с самоваром (и кацапами). На море вздымается шторм. Кацапы сидят на веранде.

Александр: - Пагодка-то, Надежда, хозяин собаку-то не выгонит.
Надежда: - Если бы знала, что ты такой долбоеб, я б с Трофимом лучше на Селигер съездила, чем здесь с тобой муму за уши-то тянуть...
Александр: - Ты меня, Надежда, не зли. Я тебе из-за Трофима матку выверну. Наколю на вилку и выверну!
Входят Опанас, Толя, Миша и Гриша.
Миша: - О, смотри... Кацапы...
Гриша (копируя масковский акцент): - Как пагодка-та в Мааскве?
Владимир: - Я что-то юмора-то не понял...
Опанас: - Хуйня какая-то, кацапы всегда такие понятливые - а тут не понимают...
Опанас (грозно подходит к Владимиру): - Снимай штаны! Ебать тебя буду!
Емельян: - Позвольте, вы же не у себя дома!

Миша, Гриша, Опанас и Толя пиздят кацапов. Качапы кричат.

Надежда: - Жлобы проклятые, я вас ненавижу!!! Я б вас всех расстреляла!!!
Опанас (пиздит Надежду): - Молчи, курва, когда мужчины разговаривают!

Крики стихают. На море ревет шторм, кругом лежат побитые тела кацапов.

Толя: - Папа, кажысь пиздец!
Опанас (пиздит Толю): - Сколько тебя учить можно, блядь, шоб ты не матюкался! Батько для тебя шо, место пустое, а?!

Внезапно раздается ужасное шипение - это кацапский самовар. Он закипел. Он шипит, перекрывая звуки шторма и грозно подскакивает на месте. Все со страхом смотрят на самовар. Под звуки самовара занавес медленно закрывается.

Занавес.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments