October 7th, 2018

Из чувства солидарности

Мне США, мягко говоря, не сват и не брат, а по факту совсем даже наоборот.
Но я последовательный сторонник нормальной семьи и таки человеческих отношений между мужчинами и женщинами
Поэтому я рад, что на выборах в Верховный Суд Америки получила по сусалам агрессивная банда отмороженных на всю голову  феминисток и примкнувших к ним персон свободного гендерного самоопределения, коллективно отрицающая принцип презумпции невиновности и навязывающая обществу взамен неё  режим безпенисных хунвейбинов. Полученный результат  в целом способствует благорастворению воздухов в этом мире.

История туземного Кавказа

"...Перед убыхами, как и другими племенами, населявшими Кавказ, стоял нелегкий выбор между переселением в предгорья или эмиграцией в Турцию. Переселение на равнину по сути означало бы нарушение привычного уклада жизни, в том числе отказ от набеговой системы, захвата пленных и работорговли. Не самой радужной была и перспектива в дальнейшем платить налоги..."

Ах, бедняжки!

Фу, животное

Опубликовано видео, на котором Нурмагомедов бросается в толпу



Нурмагомедов перелез через ограждение октагона и бросился на тренера Макгрегора Диллона Дэниса. Массовая драка продолжилась и в октагоне...


Как отметил боец, он хочет показать миру, что нельзя оскорблять людей на почве религии и национальной принадлежности.



Драки и быкование вне спортивной схватки - типично кавказский стиль. Интернет просто переполнен образцами поведения этого хулиганья.

Волки от испуга скушали друг друга

Управление МВД по ХМАО совместно с ФСБ проводят обыски в одном из подразделений полиции Нижневартовска.
Ранее стало известно, что ФСБ проводит обыск в управлении МВД по Екатеринбургу.
(с) RT

В принципе, половину из ныне имеющихся в наличии в РФ полицаев, следаков, прокурорских, тюремных вертухаев и прочей гэбни - можно смело сажать. Причём - любую половину. 



Такие дела...

Границы между Чечнёй и Ингушетией

Про Чечню с Ингушетией необходимо и достаточно помнить следующее:

По переписи 1989 года на территории Чечено-Ингушской АССР проживало 294 тыс. русских, что составляло более 23% от населения республики.

В результате роста вайнахского самосознания, поощряемого национальной политикой Кремля в деле создания химеры под названием "полиэтничная, мультикультурная, многонациональная историческая общность российский народ", а на практике - просто в результате геноцида - число русских в Чечне к 2010 году стало 24 382 (1,9 %), а в Ингушетии - 3 515 (0,8 %). А ныне их - ещё меньше. Т.е. русский в Чечне и Ингушетии более чем на 90% или убиты, или изгнаны из своих домов вайнахами - окончательное решение русского вопроса наглядно.

По большому счёты границы этих республик надо обнести колючей проволокой на время расследования имевшего там место быть геноцида русского народа, осуществленного тамошними преступными режимами. А как вайнахи проложат свои границы между своими бараками - это не столь уж важно. Важно - преступление против мира и человечности должно быть наказано, за счёт убийц и насильников должна быть выплачена кормпенсация пострадавшим русским.

И, разумеется - хватит русским кормить Кавказ. Прикармливать Кадыровых и прочих Евкуровых - всё равно что раскармливать крокодила рядом со своим домом - и глупо, и небезопасно. Пусть им будет заповедано самим добывать хлеб свой насущный в поте лица своего.

El juez Garzón

К типологизации Советской и российской власти

Что только не написано в этом мире об СССР! Я добавлю к бесконечному разнообразию ещё одно рассуждение. Как мне кажется, высказанные ниже мысли не являются новыми - все без исключения. Но собранными вместе лично я их никогда не встречал. Речь пойдёт о проблеме субъектности власти - и о сущности таковой в первом социалистическом государстве.

Как заметил в своё время один всем известный персонаж, "самым главным вопросом всякой революции является вопрос о государственной власти". И, добавлю я от себя, самым главным вопросом всякой власти является вопрос об её субъектности. Упомянутый персонаж обозначал субъектность власти как её принадлежность к определённому классу; какого класса власть, тот и субъект власти. При этом вопрос о механизме реализации классом своей субъектности казался читателю техническим: "уж если класс взял власть, то он сумеет, наверное, обеспечить свою субъектность в ней - по определению". На практике здесь вместо полной ясности мы имеем полную неясность. Ведь "взять власть" это техническая процедура. Она осуществляется по какой-то технологии. И уже в рамках технологии субъектность может быть реализована - либо не реализована, либо реализована частично. Наличие объективной силы и желания властвовать сами по себе ещё не проецируют прав субъекта на государственный аппарат. Собственно, будь иначе, мятежи, восстания и революции не были бы нужны. Вопрос о власти это проблема неких технических действий по её осуществлению. Соответственно, вопрос о субъектности власти можно исследовать, рассматривая техническую подоплёку наблюдаемого властвования. Грубо говоря, у кого в руках пульт от телевизора, тот и глава семьи. И не зная, что такое пульт и как он работает, мы многого не поймём.

Далее мы изучим некоторые основные технические черты устройства власти в СССР и сделаем вывод об её субъектности.

В первые месяцы после Октября источником легитимности Совнаркома был Съезд, не буду перечислять категории, депутатов, то есть своего рода "иррегулярный парламент" с довольно широкой характеристикой представительства. Это объяснялось политической слабостью партии большевиков, которые были вынуждены использовать для своей легитимизации союз с левыми эсэрами и в целом заигрывать с массами. Но источником субъектности руководства партии большевиков был не этот квази-парламент, а собственные партийные управляющие органы; в первую очередь съезды Партии. После разрыва союза большевиков с эсерами и по мере укрепления большевицкой власти партийный съезд становится единственным фактическим источником легитимности (с псевдовыборным советскими учреждениями, Конституцией РСФСР, а потом и СССР и т. д. в качестве пропагандистского "фигового листка") и, одновременно, сохраняет свою функцию частичного источника субъектности, то есть принимает некоторые кадровые решения. Съезды ВКП(б) некоторое время представляют собой своего рода сословный парламент. Со временем роль съездов уменьшается. Подбор их кандидатов во всё большей степени оказывается не результатом внутренней работы партийных собраний низших уровней, а следствием аппаратных интриг в ЦК Партии. То есть, члены сего сословного парламента перестают быть действительно депутатами и становятся назначенцами. Примерно через десять лет существования Советской власти от её и без того очень ограниченного парламентаризма не остаётся и следа. Субъектность власти полностью переходит в ЦК (а легитимность обеспечивается пропагандой, подкреплённой насилием, и "культом личности").

В результате естественного развития советской системы возникает ситуация, которая, с некоторыми нюансами, существует по сию пору (с коротким и не всеобъемлющим перерывом на "приступ парламентаризма" 1989-1993 годов). В данной ситуации субъектность власти (то есть, реальная кадровая политика) сконцентрирована в ЦК (или в некоем неформальном современном аналоге ЦК - надо думать, какой-то сходке на большой яхте, например). Состав ЦК подбирается самим ЦК же. Таким образом, субъектность власти полностью определяется самой властью, она закольцована на себя самую. Это закрытая система субъектности, в которой сменяемость представителей власти обеспечивается либо внутренними интригами, либо естественными биологическими процессами - старением и болезнями. Перед нами совершенно замкнутый, самодостаточный мир политической субъектности.

Данный мир членов ЦК ВКП(б)/КПСС-ельцинско-путинской олигархии имеет прямой эквивалент в Западной Европе. Это католическая Церковь и Ватикан. С точки зрения субъектности власти Конклав кардиналов, собираемый время от времени в Ватикане, это прямой аналог пленумов ЦК КПСС. (С исторической точки зрения, конечно, наоборот - аналог это ЦК). В Конклав собираются назначенцы Конклава и его главы, избираемого Конклавом. Советская система власти является точной копией ватиканской. При этом внутри Конклава и ЦК существуют определённые демократия и выборность; главы обоих органов избираются голосованием из своего состава. (Думаю, что и Путина в своё время избрали члены олигархического конклава с помощью какого-то неформализованного голосования, опроса). Но парламентами ни ватиканский Конклав, ни московский ЦК, ни сходка на яхте не являются. Орган, состоящий из собственных назначенцев, это абсолютно не парламент, даже не узко-сословный. Парламент, по определению, предполагает формирование состава из лиц, приходящих "извне" механизма власти. В этом "извне" состоит суть идеи парламентаризма.

Поскольку ватиканская система, с какими-то нюансами, существует уже свыше полутора тысяч лет и является древнейшим представителем своего типа в мире, полагаю, будет справедливо именовать в её честь конклавами все властные органы с аналогичным устройством субъектности. ЦК КПСС типологически это конклав (с ещё одним конклавом внутри себя, что не меняет сути дела).

Добавлю, что в СССР, как и в папском Риме и в современном Ватикане, политическая система представляет собой выборную, ненаследуемую, не предполагающую назначения преемников теократию - монархию, при которой глава государства одновременно является главой Церкви (хотя, скорее, наоборот - глава Церкви это фактический глава государственного аппарата). Формально советский Генсек мог и не занимать никаких государственных постов. Но в том, кто в доме хозяин, сомнений ни у кого никогда не было. Функциональную же идентичность католической церковной и советской коммунистической идеологий в рамках соответствующих властных систем я демонстрировать не буду, находя её и так вполне очевидной.

Полностью замкнутая на саму себя система властной субъектности имеет две интереснейшие особенности, являющиеся противоположностями друг друга и продолжениями друг друга одновременно.

Первая из этих особенностей - фантастическая по меркам человеческой политики долговечность. Папский престол это, видимо, древнейшее политическое учреждение планеты. (Здесь японцы поспорят насчёт своего монаршествующего дома, но я замечу, что не следует смешивать историю семьи с историей политической субъектности - а принцип формирования таковой в истории Ниппон неоднократно менялся, тогда, как в папском Риме всегда оставался неизменным). В принципе, и ЦК КПСС мог существовать вечно. Особенно, если бы коммунисты сообразили тоже ввести у себя целибат (можно вкупе с гомосексуализмом), и тем самым исключить "поворот мышления" своих "священников" вовне системы: к теме "А что будет с моими детьми после моей смерти или отставки?" Но и без целибата конструктивно советская система была рассчитана на тысячелетия функционирования.

Вторая особенность, оборотная сторона первой - крайняя хрупкость конструкции. Конклав это, как мы уже говорили, полностью замкнутая на саму себя система властной субъектности. Это даёт конклаву неподверженность влияниям извне, инкапсулированность, что позволяет ему сохранять себя очень долго. Но эта самая сильная сторона всякого конклава, как обычно бывает в жизни, является и самой слабой его стороной. Изолированность субъектности конклава от внешнего мира автоматически означает, что во внешнем мире конклав никому не нужен. Он бесполезен для функционирования хозяйственной системы общества. Точнее, заниматься хозяйственными вопросами конклав, конечно, способен, но его легко можно заменить более эффективными и менее обременительными для общества структурами - что во всём "неконклавном" мире и делается. То же самое относится к развитию общества, его образованию и обороне. Весь остальной мир всегда справлялся с этими задачами без конклавов, и вполне успешно. Есть только одна сфера, в которой конклав поставляет "вовне" уникальный продукт. И это, как и положено теократии, идеология, построенная на вере. Полезность конклавов для всего, что находится вовне их, определяется востребованностью распространяемой ими религии. (Здесь мне могут возразить, что "полезность" всякой религии сама по себе может быть поставлена под сомнение; я на это отвечу, что если люди "потребляют" религиозный продукт, значит зачем-то он им нужен - не вдаваясь в подробности).

Одним словом, конклав может быть вечен, покуда в его идеологию верят. На свете существует, по всей видимости, несколько сотен миллионов более или менее воцерковленных католиков. Если в следующее воскресенье все они решат вместо похода на мессу посмотреть дома телевизор, то Ватикан окажется в общественном вакууме. Он не исчезнет сразу и даже не обеднеет заметно, поскольку располагает большими финансовыми запасами и огромной недвижимостью. Но запасы начнут иссякать, а бизнес существует по иным законам, нежели конклавы, и имеет куда менее длительный цикл жизни. С недвижимости могут начать взимать налоги (представьте себе процент от оценочной стоимости церковных зданий). И, главное, с исчезновением веры иссякнет поток рекрутов системы. Лет через сто Ватикан станет обычным государственным музейным комплексом, и всё. А если будет, как в СССР, где в религии конклава усомнились, в первую очередь, его собственные члены, то распад произойдёт за считанные годы.

Хрупкость конклавов определяется их существованием, с точки зрения всего внешнего, в виртуальной идеологической реальности. Таковая реальность является весьма изменчивой и противоречивой. Это нефть остаётся востребованной независимо от направления движения автомобилей, а свою идеологическую принадлежность человек способен изменить, иной раз, за одну ночь раздумий. Определённый внешний "толчок", яркое впечатление - и вот уже вчерашний адепт переживает кризис веры, поп уходит в расстриги, коммунист в "либералы", и так далее. А современные средства пропаганды способны придать данному процессу обвальную по отношению к системе массовость. Что, в некотором смысле, и случилось в СССР. С католицизмом, думаю, этого не произойдёт ещё долгое время. Связано это, по-видимому, с более высоким качеством идеологического продукта, поставляемого Ватиканом. Но в целом это такой же закупоренный шарик, летящий в пустом и враждебном общественном космосе, каким был ЦК КПСС. И несущий в себе те же риски.

Кризис советской идеологии по-разному, но довольно уверенно осознавался её "священнослужителями" довольно давно; как минимум со второй половины шестидесятых годов. Так, иностранные коммунистические партии регулярно демонстрировали советским руководителям, что брать деньги у СССР они готовы, но в части идеологии "сами с усами", и что свой путь предпочли бы определять самостоятельно. Некоторое время руководство Советского Союза пыталось изображать роль "константинопольского Патриарха братских православных Церквей" в коммунистическом варианте, но с течением времени становилось всё более понятно, что это лишь хорошая мина при плохой игре. Чехословакия в 1968 году, по-видимому, нанесла уверенности советских "кардиналов" серьёзный удар. Физически-то они проблему "замяли", но идейный кризис от этого никуда не делся. Дальше ходу истории сильно помогла Труба. Советские "кардиналы" решили попробовать придать своему конклаву устойчивость за счёт денег, при этом, очевидно, осознавая свою слабость как "чистых" предпринимателей, сделать это за счёт природной ренты, не требующей от своего получателя особенных талантов к коммерции. От явно же неудавшейся идеологии отказаться как от излишнего обременения. Результат данной операции мы наблюдаем в виде современной российской системы.

Конклав ельцинско-путинской олигархии полностью сохранил систему властной субъектности, унаследованную от ЦК КПСС. Это такая же замкнутая группа лиц, пополняемая исключительно собственным волевым решением, избирающая себе официального представителя из своей среды и выделяющая вовне себя только идеологию. (В качестве "внешней" идеологии, "для телевизора", недолго думая сварганили "многонациональный российский патриотизм", каковой относительно сносно работает - явно лучше сказок о коммунизме). Без Трубы эта конструкция станет ненужной её собственным "кардиналам", но ещё некоторое время она явно просуществует. По срокам точно не сориентирую, но это в любом случае в рамках XXI века (то есть уже родились дети, которые, пусть и глубокими стариками, доживут до самоликвидации нынешней российской властной системы). Дальше, если нам повезёт, власть перехватит буржуазия, представляющая "производящий" сектор. (Правда, как этот сектор сможет функционировать в ставшей энергодефицитной северной стране, большой вопрос). Но в любом случае это будет уже совсем другая история. И поскольку представители производства по определению тесно связаны с реальной жизнью, власть будет комплектоваться из её выдвиженцев, пусть и в рамках сословия. "Конклавный" принцип субъектности власти уйдёт в прошлое.
.

Копия поста: https://bantaputu.dreamwidth.org/394395.html.