December 18th, 2016

Кто, если не Мугабе?!

«На Украине меня ждет расправа»

Как бывшего полевого командира «ДНР» сначала укрыли в России, а сейчас подводят к выдаче Киеву.


История знаменитого спортивного тренера и полевого командира «ДНР» Петра Гилева, которому российские чиновники два года назад публично пообещали убежище, гражданство и условия для работы. Сегодня его подводят к передаче Киеву.

Collapse )

Из академической жизни

Оригинал взят у fryusha в Без страха и сомнений
Премного лет тому назад трое моих друзей-знакомых из трех организаций (ИОАН СССР, ИБВВ АН СССР и МГУ) занимались особенностями поведения рыб и – среди прочего  - опубликовали статью под названием «Бросок плотвы на неподвижный пи­щевой объект». Мне это показалось очень прикольным: я переделал название на «Бросок плотвы на кусок жратвы».

Авторам, наверное, моя шутка не показалась удачной, и один из них рассказал мне, какие интересные эксперименты можно делать с рыбами. Они у себя в институте сделали лоботомию  нескольким рыбам (сельди, кажется) и выпустили их в большой косяк. Хотели проследить, как лоботомированные будут встраиваться в поведение косяка. Потому что поведение косяка – штука очень сложная: косяк чутко реагирует на движение рыб на своей границе и чуть что – вихрем всей толпой мчится от опасности.
К изумлению учёных оказалось, что лоботомированные селёдки не только успешно встроились в косяк, но стали его лидерами. Нормальные рыбы всё время сомневаются, колеблются, а у этих никаких сомнений не было. И куда бы они ни повернули – уверенно и решительно – весь косяк следовал за ними.
Статью эту, кажется, так и не опубликовали. Администрацию института обуяли большие опасения, тем более, что как раз в 1976-м Брежнев перенёс инсульт, от которого так и не оправился, - но продолжал управлять страной. Напрасно авторы уверяли, что вовсе не имели в виду высокое руководство, что они сделали эксперименты ещё до того, и что опыт с рыбами не относится к нашему героическому народу, который всем, гм, косяком уверенно идёт в светлое будущее… Не помогло.

А лет через 25 был я гаствиссеншафтлером (ну, то же, что гастарбайтер, только научный сотрудник) в Германии. Мой непосредственный работодатель был сыном немецкого химика-лауреата, сам добросовестно выучился химии – и очень огорчался, что его сын совсем химией не интересуется. А вот приходит он раз утром на работу – весь какой-то не такой. Я, будучи человеком прямым (в смысле - плохо воспитанным) спрашиваю: - Петер, что-то случилось? – Нет, кротко говорит он, всё нормально. – А почему тогда, спрашиваю, глаза красные и не побрит? - Не выспался, говорит, потому что ночью вызывал скорую помощь, а потом приезжала полиция.
Оказалось, что сын в порядке эксперимента сделал химическую бомбу, а она прямо у него в руках рванула. Ну, порезы там, всё такое, но ничего особенно серьёзного, и глаза целы (в очках был). Узнав, что всё обошлось (порезы небольшие, у пацана просто взяли подписку о невыезде, а в доме полиция только конфисковала домашнюю химическую библиотеку), я утешаю: - Вот видишь, зато интерес к химии прорезался.
Коллега сердито и озабоченно: - Плохо. У него нет чувства страха. Это очень плохо!
Я удивляюсь: - А чё плохого, если нет страха?
Коллега: - Знаешь, что такое страх? Это когда есть немножко знаний, а к ним добавляется ещё много фантазии. Страх - это творческое.


Вот после этого я стал как-то лучше относиться к неуверенным нытикам и больше опасаться решительных рыцарей без страха и сомнений.