August 15th, 2015

Донецкий сюрпляс

Между тем, идут переговоры в Сан-Франциско о сроках погашения и возможном дисконте по долговым обязательствам между Украиной - с одной стороны, и её крупнейшими кредиторами, обладающими правами совокупно на 19 млрд долларов долгов хохлобанды - с другой.

23 августа - срок Украине платить кредиторам 60 млн. долларов по купонам.
23 сентября - срок закрывать облигации на сумму в 500 млн долларов.

Прогресса на переговорах нет. Хохлы "настаивают" на масштабном списании размера долга и существенной реструктуризации сроков погашения оставшейся части. Кредиторы не соглашаются - не для того деньги в рост вкладывались.

Возобновление военных действий на Донбассе ДО сроков платежей  давало бы приличный повод хохлам для дефолта. Поэтому, скорее всего, до 23 сентября хохлы продолжат нагнетать и наглеть, для усиления переговорной позиции. Ну, а повстанцам, соответственно - будет велено терпеть, не двигаясь вперёд, но и "ни шагу назад".

Так всегда на войне: одним лечь в сырую землю, другим - выть в тылу с голоду или над похоронкой с фронта, третьим - платить по счетам, а кому-то - стричь купоны.

Такие дела...

Перед лицом Господа на Страшном Суде

"...каждый человек, вне зависимости от своей гражданской, этнической, культурной принадлежности, может оказаться способным отстаивать свои личные идеалы перед лицом "ужасов истории и чудовищной жестокости идеологий". (с)

Так то оно так - да только не всякие личные идеалы одинаково полезны для вашего душевного здоровья. Но есть и Божий Суд, а там:

"...не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут, ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую..." (с)

Свобода слова и норма ответа на оскорбление

Оригинал взят у oboguev в post
Из новостей: Энтео с православными активистами разгромили выставку в «Манеже».

Ольшанский в ФБ:


Когда вы придумываете новый, смелый, решительный художественный прием - ну, например, "а не скинуть ли мне диван с балкона десятого этажа - и посмотрим, что будет", - всегда надо помнить о том, что в дальнейшем тот же самый прием неизбежно освоят и другие, после чего диван полетит уже на голову вам.
Так, на Майдане считали, что свобода и независимость бывает только у них, и поэтому вполне допустимо сжечь заживо милиционеров. Мы ж свободные люди, у нас борьба, и нам - можно.
Однако те же свободные люди, когда пришла им пора оказаться под огнем "Градов" ополчения Донбасса, - внезапно поняли, что рамки свободы могут быть расширены и таким образом, что им самим будет кисло. Им это не понравилось. Но что ж поделать.
Вот и деятели современного искусства одно время думали, что им - и только им - позволено резать на выставке живую свинью, вламываться куда угодно и орать там все, что придет в голову, рисовать без разрешения поверх чужих работ и рубить иконки топором.
Но вдруг выяснилось, что их метод вовсе не уникален - и, о ужас, может быть применен и к ним тоже.
К ним тоже можно вломиться. У них на выставке тоже можно устроить безобразие - в жанре, скажем, православного концептуализма.
А почему бы и нет?
Вредно думать, что вы здесь одни самые смелые, самые решительные, и все покровы срывающие, и все диваны с балкона бросающие.
Зато полезно поднять голову.
Видите?
Он летит к вам.


Всё правильно, только не православного концептуализма, а консервативного деструкционизма.




Попутно, процитирую свой старый position statement по вопросу:


Для свободы слова существуют различные ограничения. Например, в США

[...]

См. например статью 11 Европейской конвенции по правам человека.

[...]

Вообще, свобода слова составляет проблему в тех случаях, когда это слово может восприниматься как оскорбительное окружающими гражданами. Эта проблема имеет только два принципиальных решения.

Первое -- цензура в той или иной форме, включая пространственное разделение, так чтобы не желающий подвергнуться этому слову или выражению человек не оказался, по возможности, ему подвержен (продажа порнографии только в специальных магазинах, отдельные пляжи для нудистов, гей-парады не по улице, а в парке на окраине, с предупреждением на входе, запрет рекламы определённых видов продукции и т.д.).

Второе решение -- полное отсутствие цензуры и разрешение конфликтов с применением частного насилия, и при признании обществом и юстицией насилия по причине оскорблённости за смягчающее обстоятельство. Например, некто в порядке свободы слова расклеивает во дворе дома, где живёт Гоги, плакаты "мама Гоги -- билять и потаскуха", с сопровождающими нарисованными картинками. Оскорблённый Гоги ловит расклейщика и бьёт ему морду. "Ай-яй-яй, нехорошо распускать руки", говорит суд и присуждает Гоги к штрафу в 100 рублей. Или, положим, некто запускает по Нью-Йорку гитлеробус. Возмущённые жители наносят материальный ущерб владельцу гитлеробуса, и может быть также ущерб физиономии заказчика, если он окажется под рукой. "Ай-яй-яй", говорит суд и присуждает погромщиков гитлеробуса к штрафу по 200 долларов. Или, аналогично, девушка выходит на гей-парад и несёт многоцветный флаг, ей заезжают по голове, суд присуждает заехавшего к месяцу кутузки.


"Дело Артёмова" сейчас прогуглил -- мне кажется, что адекватным решением по нему было бы наложение штрафа в ~ половину МРОТ; но у меня на подобные случаи своя точка зрения: я считаю, что государство не должно запрещать нанесение оскорблений, но при этом с мягкостью относиться к применению пропорционального насилия против оскорбившего. Т.е. что "дела об оскорблениях" должны разрешаться не государственным насилием, а частным насилием, и что государство должно в определённой степени признавать легитимность частного насилия в таких случаях и выносить по случаям такого насилия мягкие вердикты, при условии, что применяемое насилие ограничено разумными рамками и разумной пропорциональностью.

В случае "дел об оскорблениях" есть два мыслимых пути разрешения конфликта: либо государственный запрет оскорблений, либо частное насилие в ответ на оскорбление.

Из этих двух путей мне наименее вредным кажется именно второй (либертарианский ;-)). Потому что первый неизбежно связан с установлением государственных ограничений на свободу слова, а дальше уже по пословице -- пусти козла в огород. Поэтому лучшим выходом мне представляется разрешение конфликтов связанных с оскорблением путем разумно-пропорционального частного насилия, и признанием такого насилия не то чтобы легитимным и дозволенным, но наказываемым слабо.

Например, Тенгиз сказал в лицо Гоги, что его мама -- [нехорошее слово]. Или расписал этой надписью весь подъезд и двор Гоги. Если Гоги в ответ набил Тенгизу морду, то Гоги присуждается к порицанию и штрафу в 100 рублей. Если же Гоги Тенгиза зарэзал (непропорциональное насилие) -- то к полномасштабной каре закона за убийство (может быть, в состоянии аффекта). Пропорциональность или непропорциональность (и степень непропорциональности) определяется обычным судебным образом, вердиктом присяжных.

Мне кажется, такой подход позволил бы эффективно регулировать в частности конфликты вроде выставки "Осторожно, религия", драки с пикетом у суда и т.п.

В частности, проведение описанной выше деконструкционистской художественной акции "Не влезай в самом деле, религия" могло бы оцениваться присяжными в штраф 5000 руб. и общественное порицание.


Кстати, о коррупции и бескорыстии - фармакологически чистый случай

Андрюша Козырев.



Родился 27 марта 1951 года в Брюсселе в семье советского инженера, находившегося с семьёй в длительной командировке.

В 1974 году — окончил МГИМО МИД СССР.

Член КПСС с 1973 года по август 1991 года.

С 1991 по 1996 - возглавлял МИД России

Андрея Козырева называли "Мистер Да" — по аналогии с "Мистером Нет" Андреем Громыко. Как отмечал Forbes, на посту главы российской дипломатии Козырев пытался кардинально изменить вектор внешней политики России — перейти от отношений мирного противостояния с Западом к отношениям, основанным на союзнических принципах. Однако это у него не получилось: несмотря на усилия Козырева, которого оппоненты обвиняли в предательстве национальных интересов, Россия почему-то так и не стала своей для западного мира.

В своих мемуарах Евгений Примаков вспоминает, как однажды бывший президент США Ричард Никсон спросил Козырева о том, каковы интересы новой России. "Одна из проблем Советского Союза состояла в том, что мы слишком как бы заклинились на национальных интересах, — ответил на это Козырев. — И теперь мы больше думаем об общечеловеческих ценностях. Но если у вас есть какие-то идеи и вы можете нам подсказать, как определить наши национальные интересы, то я буду вам очень благодарен".

Вот так: министр иностранных дел национальных интересов своей страны не знал. Но свой личный материальный интерес представлял отлично:

В январе 1998 года избран членом совета директоров американской корпорации ICN Рharmaceuticals.

С января 2000 года — вице-президент международной фармацевтической корпорации ICN — генеральный директор корпорации по Восточной Европе.

Кстати, с мая 2001 года — Член президиума Российского еврейского конгресса.
М-да... далеко заводят министров иностанных дел России поиски своих национальных интересов.

Если это не коррупция - то что это тогда?
Пока такое остается безнаказанным, бла-бла-бла о борьбе с коррупцией - не более чем жалкая иммитация.


Старая, старая басня

...То мы имеем тож всё право спотыкаться;
И можем иногда, споткнувшись, — как же быть? —
Твоё могущество об камень расшибить!

Смысл этой басни всякий знает…
Но должно — цыц! — молчать: дурак — кто всё болтает...


Who is who: Китай по ВВП обогнал США, а Россия Германию

Свежий пересчет данных The World Bank от (1 July 2015) по ВВП по паритету покупательной способности:

44441


44443
http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.PP.CD?order=wbapi_data_value_2014+wbapi_data_value+wbapi_data_value-last&sort=desc

Такие вот тенденци во временной ретроспективе.
А потом 7 тучных лет закончились... И - бац! - на берег вышло 7 тощих коров...