June 15th, 2015

Норильск, Соловки, Колумб и "Цивилизации" Фернандеса-Арместо

Оригинал взят у holmogor в Норильск, Соловки, Колумб и "Цивилизации" Фернандеса-Арместо

Фелипе Фернандес-Арместо. Цивилизации

c553520d92b52d61f97d2845b11b8c0c

15.06.2015 / Егор Холмогоров

Фелипе Фернандес-Арместо. Цивилизации. М.: АСТ, 2009

Английский историк испанского происхождения Фелипе Фернандес-Арместо сделал себе имя как специалист по эпохе Великих Географических Открытий, изучающий освоение Атлантики португальцами и испанцами. Его ранние монографии посвящены доколумбовому освоению Атлантики, формированию колониального общества на Канарских островах, ...

Источник: http://100knig.com/felipe-fernandes-armesto-civilizacii/



Кстати, поделюсь забавным воспоминанием. Когда мне было лет 7 и я был обычным советским ребенком — я мечтал переехать в Норильск. Нашел фотографию центральной площади в «Географическом Энциклопедическом Словаре» и воображал себе город, где на улице снег, вьюга и нестерпимый мороз, а внутри уютных домов уютно живут люди, им тепло, светло и этот свет цивилизации побеждает тьму полярной ночи. Главное в этом детском переживании было именно воображение контраста между природой и побеждающей её человеческой средой. Когда я вырос и узнал о жизни в настоящем Норильске, особенно в постсоветском, я конечно, мог только порадоваться, что моя мечта не осуществилась.

Но, тем не менее, Фернандес довольно точно уловил место этого города в структуре русской цивилизации. Именно здесь торжество русского мира над Арктикой воображалось с особой интенсивностью. И то, что Норильск стоит и развивается — говорит о том что сражение как минимум не проиграно...



..."Изображены монахи, поклоняющиеся Богоматери на острове в роскошном монастыре с заостренными куполами, золотым алтарем и башнями, подобными свечам. Великолепие этой сцены, должно быть, продукт набожного воображения, потому что в действительности остров нищий и голый; большую часть года он окружен льдами".

Пассаж о воображаемом монастыре весьма забавен, поскольку тот же профиль, что и на иконе, Соловецкий монастырь имел и в XVII веке и сегодня. Этот профиль сложился, конечно, не при преп. Зосиме и Савватии, но, всё же, достаточно рано – в середине XVI века, когда игуменом монастыря был Филипп (Колычев), позднее святитель-митрополит Московский, замученный опричниками. Так что познания Фернандеса в русской истории и впрямь довольно поверхностны и пристрастны, ему не хватает дерзости поверить в то, что русские могут на крайнем Севере строить города, монастыри, и даже выращивать дыни, как это делал Филипп.

Эта слепота тем забавней, что сам же Фернандес утверждает, что в конечном счете «внутренним океаном» человечества станет не только Индийский (первый внутренний океан в истории), не только доминирующий Атлантический, не только становящийся Тихий, но и пока-то пребывающий на окраинах Арктический:

«Остался последний океан. Последнюю фазу океанической истории можно усмотреть в пересечении Арктики подводными лодками и в воздушных перелетах по большим окружностям Земли: если глобальная цивилизация действительно возникнет, я могу представить себе, что историки будущего опишут ее формирование на новых маршрутах, как это делали их предшественники на своих «домашних» океанах. Возможно, и Северный Ледовитый океан будет рассматриваться как домашний океан всего мира. Если так, будет доказана одна из основных тем этой книги: не существует окружения, в котором не может развиваться цивилизация».

Говоря о будущем Арктического океана Фернандес не желает замечать, что для России и русских эта неблагоприятная среда уже является одомашненой, что для нас Арктический Океан уже является родным домом. Не знаю уж, позабавила бы или неприятно уколола европейскую гордость Фернандеса история о знаменитом современном путешественнике Уиле Стигере, который в 1995 отправился в трудную экспедицию к Северному Полюсу на собачьих упряжках и, преодолев многие мили, изрядно измученный, обнаружил на Полюсе русских, прилетевших, чтобы сыграть провести футбольный турнир (победила команда заводу по производству холодильников «Бирюса») и послушать концерт группы «Тайм Аут». В момент исполнения песни «Ёхан Палыч» из за торосов выехала упряжка. Это был Уил Стигер. Увидел он сотню пьяных русских, горланящих песни, хлещущих водку, играющих в футбол. Канадцу обрадовались, предложили присоединиться. В ответ услышали, что «вечно эти русские все испортят, даже полюс в проходной двор превратили…». Канадец развернулся, и пробыв на полюсе менее минуты повернул назад.