May 4th, 2015

Суть "совка"

17ur , как всегда точно и не тривиально, рассуждает о сути совка и о проблемах борьбы с последним. Цитирую:

"Современное состояние "борьбы с советчиной", которая - не советчина, а борьба - утеряв конкретику, выродилась в частные усилия по "психологической самопомощи", иногда за счёт окружающих.

Такое особенно заметно, если вспоминать схожее состояние "борьбы с антинародным режимом" в девяностых, которое, правда, было настолько массовым, что тут вмешалось государство, откорректировав риторику и реабилитировав символику. "Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не думало о пересмотре итогов приватизации".

Короче, созерцание этой самовспомоществующей публики сподвигло-таки меня сделать чужую работу и попробовать дать определение "советчины", несколько отличное от "всё то, что мне не нравится в зеркале и соседе" и "всё то, что позволяет мне выть на луну". Вот оно.

"Советчина" есть совокупность практик совместной деятельности, имеющих необходимым условием советский государственный строй. Невозможное к воспроизводству вне советского строя "советчиной" не является.

Советский строй - это государственное устройство, в котором сувереном является общественная организация.

Подчёркивание номер раз: не "народ", не "семья", не "сословие", не "класс" и даже не "корпорация", а общественная организация - с правилами приёма, уставом, собраниями и общаком членскими взносами.

Подчёркивание номер два: эта организация является сувереном, то есть стоит над законом - не просто "что хочу, то и ворочу без оглядки на УК", но и сами законы создаются для удобства этой организации.

"Я вон тоже научился читать не только по-печатному, но и по-писаному, и даже, командир, не поверишь, писать умею! Почти что без ошибок. А если мне на ошибку какая въедливая зараза укажет, я уже не конфузюсь, а спокойно отвечаю: мол, своим королевским указом велел намедни изменить эту, как её… орфографию и в данный текущий момент как раз по этой новой орфографии и пишу…"

Из того, что суверен может быть только один, и следует содержание "советчины".

Во-первых, это практики, формализованные и не очень, которые поддерживают за данной общественной организацией - Партией - возможности суверена. Именно эта часть "советчины" в её государственном воплощении называется "партократия".

Во-вторых, это практики, направленные на то, чтобы ни одна другая общественная организация не смогла занять место суверена. Из пункта "во-первых" следует, что такое теоретически возможно; советское государствоуже так устроено, что любая независимая от Партии общественная организация теоретически может стать новой Партией.

Вот эта вторая часть "советчины", работа с населением по недопущению сколь угодно мелкой альтернативы Партии (а если для аборта поздно, то бастарда надо оскопить и ослепить), как раз и не осознаётся "борцами" с "советчиной" как системный процесс: понимается вразнобой как "набор свинцовых мерзостей, только чтобы народ из вредности гнобить". Не только.

Повторюсь: по моему мнению, всё то, что в СССР де-факто существовало, - "хорошее" или "плохое" - но не может быть возведено к этим двум пунктам, обсуждению в порядке "борьбы с советчиной" или "борьбы за советские идеалы" не подлежит. И поражения, и достижения, и "перегибы на местах", и "народ вопреки системе". "В сад, все в сад".

Верно и обратное: решать для себя, "плох" советский строй или "хорош", можно, только говоря о "хорошизне" или "плохизне" этих двух пунктов.

И да, за-советская публика отличается от противо-советской ответом на вопрос "Согласны ли Вы с таким положением дел, при котором сувереном государства является общественная организация?" Все остальные различия отсюда выводятся.

Равно отсюда можно определить и мероприятия по действительной советизации/десоветизации безотносительно символики, идеологии, истории, экономики и прочего неважного.