October 9th, 2014

Егор Просвирнин. Триумф цибули

Оригинал взят у rigort в Егор Просвирнин. Триумф цибули

Триумф цибули

http://sputnikipogrom.com/mustread/22331/triumph-of-the-tsibulya/

Друзья, а вы никогда не думали, что мы воспринимаем украинский кризис неправильно? Как нация этатистов, мы рассматриваем кризис 2014 года с позиции воображаемого украинского государства. Украинское государство потеряло Крым, украинское государство потеряло Донбасс, украинское государство потеряло выгодные отношения с Россией, украинское государство тратит последние деньги на войну и при этом даже пресловутое соглашение об Ассоциации с ЕС так до сих пор и не заработало. Плохая сделка. Полный крах. Спорить не о чем.

Но что, если мы посмотрим на кризис 2014 года не с позиции украинской государственности, но с позиции украинского национализма? Национализма западенского? Национализма галичанского? Причем начнем с вопроса о том, кто такие галичане.

Это меньшинство. Западноукраинские области (Львовская, Ивано-Франковская, Волынская, Черновецкая, Ровненская, Тернопольская и Закарпатская) дают всего 20% населения Украины. Это меньшинство архаичное — составляя 20% от общего населения Украины, западноукраинцы дают целых 33% в сельском населении (и всего лишь 14.5% в городском). Это население бедное, со средней зарплатой ниже среднеукраинской. Это население несамостоятельное — все указанные области имеют чудовищный дефицит внешнеторгового баланса (иначе говоря, покупают за рубежом больше, чем продают).

Это население некультурное даже на скромном украинском фоне — приняв для простоты дискуссии тезис о величии Тараса Шевченко, «украинском писателе Гоголе», великих казаках и т.п. мы обнаружим, что Западная Украина ни к казакам, ни к Шевченко, ни к Гоголю никакого отношения не имеет. Более того, нынешнее городское население того же Львова появилось там только после выселения Советами поляков и даже к скромной городской культуре Галиции не относится.

Это население изолированное, столетиями проживавшее в неславянских государствах, подчеркивающее свое отличие особой религией — грекокатоличеством, сохранением православных обрядов при формальном подчинении Папе Римскому. Странная помесь православия и католицизма вызывает одинаковое изумление у представителей обеих религий. Даже во время распада Российской Империи они сначала сформировали Западно-Украинскую Народную Республику, и лишь позже объединились с просто Украинской Народной Республикой (существовавшей целые полгода).

Наконец, это население забитое, столетиями находившееся в рабстве у иностранных дворян и не имевшее своей национальной аристократии. Малороссийское дворянство хорошо известно в Российской Империи, выходцы же из предков нынешних западноукраинцев не сформировали самостоятельной социальной прослойки. «Холоп» — единственная доступная им национальная модель поведения.

Единственный их актив — руководитель местной террористической организации Степан Бандера, чьи боевики совершали теракты опять-таки на территории Западной Украины, и так и не подошли к созданию своего государства (точнее, после его провозглашения во Львове они были задержаны нацистами, а сам акт о провозглашении тут же был объявлен ничтожным). Даже какой-нибудь ХАМАС куда более серьезная организация на фоне бандеровцев, так и не ушедших дальше эпизодических мстительных нападений вечных неудачников.

Иначе говоря, по всем формальным признакам перед нами третьесортная нищая сельская провинция полувиртуального failed state, судьба которой — подъедать объедки с Киевского стола да славить службу полудюжины подразделений Третьему Рейху в качестве высшей точки своей истории.

Однако смотря на Украину 2014 года невозможно отделаться от мысли, что западноукраинцы победили. Что нищая малонаселенная архаичная сельская провинция подмяла под себя центр и, частично, даже восток страны.

Почему? Потому что у западноукраинцев есть то, чего нет больше ни у кого не только на Украине, на и во всей России, до самых Японских островов.

Работающая национальная идентичность. Примитивная. Грубая. В значительной степени религиозная. Но работающая. Позволяющая нищим глупым селюкам собираться вместе и давить-давить-давить и киевскую интеллигенцию, и разрозненный, атомизированный, безнациональный рабочий класс Востока. Позволяющая одной пятой населения ставить на карачки всю страну и диктовать ей свою волю. Примитивную. Глупую. Злобную. Но свою.

Сквозь атомизированное постсоветское население сплоченные религиозные крестьяне проходят как нож сквозь масло. И потеря Крыма с Донбассом, горе для всей Украины, но абсолютный триумф для западноукраинцев, которым эти русофильские регионы были как кость в горле. Самый прорусский, самый оппозиционный электорат ликвидирован, донецкий клан разрушен и больше ничего не мешает селянам вертеть десятками миллионов постсоветян, испуганно смотрящих на цибульные грядки на главной площади страны. На чужого Бандеру. Чужих священников. Чужую историю. И чужой язык.

И даже с русскими за них воюют другие русские — потому что сплоченные сельские общины отбивают своих призывников, перекрывают дороги, штурмуют военкоматы и сжигают учетные книги. Они добились того, о чем сто лет назад и не могли мечтать, они победили Малороссию, они победили Новороссию, они победили Крым, они даже УССР победили, и теперь с восторгом наблюдают, как десятки миллионов безнационалов с кряхтением напяливают чужие вышиванки и ломают рты чужим языком.

Их Крестовый поход увенчался абсолютным триумфом. Окружающая их реальность превзошла самые смелые, самые фантастические фантазии. Политика теперь их. Культура — их. Великие промышленные города Востока — сокрушены в пыль, а в тех, что уцелели, падают ненавистные им памятники под восторженный рев подчинившейся силе западноукраинства толпы.

Во всей истории национализма не было, пожалуй, примера, чтобы настолько ничтожный и забитый народ мог одержать настолько шокирующий триумф. У них было лишь одно преимущество, одна известная социальная технология — национализм — и они с блеском ее использовали, одним ударом сокрушив сорокамиллионное государство, взнуздав безвольную постсоветскую массу. Давид победил Голиафа и теперь справедливо ждет, когда Голиафовы друзья, все эти Перечпоки Многонационаловы, покорно принесут ему газ со скидкой и прочие дары, в бессилии бухнувшись на советские колени перед торжествующим национализмом, с помощью примитивной пращи победившего закованного в ракетно-ядерный щит многонационала.

Ты формируешь нацию — и ты подчиняешь себе гигантское государство. Ты формируешь многонациональную советовоевальную дружбународов — и, обладая гигантскими ресурсами, полгода пляшешь перед кучкой нищих, но решительных крестьян, затем силой выдавливаешь единственного дееспособного русского националиста-полковника и, запив нефтяными слезами конфеты «Рошен» (которые, к слову, снова начали продавать в Эрефии), капитулируешь в Минске.

Не в силе Бог, а в правде. А правда — в нации. Нет нации — нет правды, а есть лишь «наши уважаемые украинские партнеры».

I hate it here.