January 13th, 2014

Фотосессия-2

"Ворошиловский стрелок" в жизни

В отличие от фильма, в жизни у этой истории нет даже относительно хорошего конца.

Оригинал взят у rehtym3 в Отец

В Симферополе почтили память офицера – отца изнасилованной девушки, взорвавшего себя вместе с прокурором, замявшим дело.
Владимир Шаповалов, мастер спорта по легкой атлетике, за двадцать лет тренерской работы воспитавший не одного чемпиона Украины и СССР, уйдя на пенсию, зарабатывал частным извозом на старенькой "Ладе". Однако по-прежнему не пропускал ни одного соревнования по легкой атлетике и оставался в форме - подтянутый, бодрый, энергичный.  Но вот в семье случилась беда: осенью 1998 года младшая дочь Ирочка не вернулась вовремя со дня рождения подруги. Полночи родители не сомкнули глаз, а в три часа ее привел домой милиционер - избитую, дрожащую, в изорванной одежде. Двоих подонков крымских татар из обеспеченных семей, схвативших 16-летнюю девчонку в людном месте и затащивших в подвал, местные сыщики задержали уже через пару дней. Оба дали признательные показания. Однако через неделю после ареста случилось необъяснимое - насильники оказались на свободе, а к Шаповаловым явились их родители и предложили "замять недоразумение" с помощью новенькой иномарки. Не встретив "понимания" со стороны Владимира Дмитриевича, делегация пригрозила испортить дочери (в то время проходящей лечение в психиатрической больнице) всю оставшуюся жизнь: "желающие взять тачку найдутся"...
Вскоре Шаповаловым сообщили, что уголовное дело закрыто ввиду недостаточности улик. Следователь туманно намекнул, что так рассудило начальство. Тогда-то Владимир Дмитриевич и познакомился с прокурором Центрального района Василием Романюком. Там он узнал, что из дела исчез акт судмедэксперта об изнасиловании, показания свидетелей и признания преступников. Не зная, кого подозревать в продажности и все еще веря в правосудие, Шаповалов стал сам восстанавливать пропавшие документы. И через несколько месяцев уголовное дело вновь вынуждены были открыть. Процесс следствия превратился для Ирочки в новый кошмар. Ей устраивали очные ставки с насильниками, интересовались ее моральным обликом у соседей, опрашивали всех одноклассников, пытаясь найти хоть какой-то компромат, но, не сумев очернить потерпевшую, дело передали в суд.
Здесь началась новая волокита: пять лет судебные заседания то начинались, то откладывались по многочисленным причинам - болезнь адвоката обвиняемых, отпуск судьи, отсутствие свободного зала заседаний, неявки свидетелей... Владимир Дмитриевич писал жалобы, обивал пороги прокуратуры, ездил даже в Киев в приемную президента и к тогдашнему генеральному прокурору республики Потебенько, но дело с места не двигалось. Наконец отец добился, чтобы дело передали под контроль другому прокурору. Романюк в это время был в командировке, но, вернувшись, дело забрал обратно.
В четверг, 27 ноября, Шаповалова пригласил на серебряную свадьбу бывший ученик, но Владимир Дмитриевич отказался. Сказал, что в субботу день рождения внука, а в воскресенье
- старшей дочери, и пожаловался, что суд опять отложили на неопределенное время, потому что прокурор Романюк не успел ознакомиться с какими-то следственными материалами:
-За пять лет не успел - это ли не наглое издевательство?!
Утром Шаповалов надел белоснежную рубашку, костюм, оставил на телевизоре конверт с поздравлениями внуку и старшей дочери, ключи от машины и небольшую сумму денег, которую удалось скопить, и пошел на прием к прокурору.
О том, как встретил его Романюк, что успел сказать за несколько секунд разговора, остается лишь догадываться. По словам секретарши, оба разговаривали на повышенных тонах. Она даже заглянула в кабинет начальника, но посетитель крикнул: "Закройте дверь!" И она закрыла. А через несколько секунд раздался взрыв - граната разорвала обоих...
Служебное расследование не нашло в работе прокурора Романюка каких-либо недочетов, его похоронили с почестями как доблестного солдата правосудия, погибшего на боевом посту. При обыске в доме Шаповалова ни оружия, ни компрометирующих его материалов милиция не обнаружила. Кроме папки с копией документов, подтверждающих вину обвиняемых, и личных полных горести записей отца униженной насильниками, а потом и расследователями любимой дочери. По иронии судьбы и прокурора, и "террориста" похоронили на одном кладбище, недалеко друг от друга. А спустя несколько дней после трагедии состоялся суд над насильниками.
- Заседания шли неделю с утра до вечера, - рассказала жена Владимира Дмитриевича. - И к нам снова прибежали родители обвиняемых, умоляя Ирочку отказаться от показаний, сулили ей золотые горы. Но я им сказала - на что вы надеетесь? Наш отец жизнь свою положил, чтобы добиться справедливости! И они все поняли. Но когда судья зачитал приговор - по шесть лет лишения свободы каждому, двоих подсудимых в зале уже не было...
Крымская милиция объявила преступников в розыск, но по городу ходят слухи, что папенькины сынки давно уже в Турции.
29 ноября в Симферополе представители русской казачьей общины «Соболь» и движения «За Единую Русь!» провели пикет в память об офицере Владимире Шаповалове, подорвавшего себя ручной гранатой 28 ноября 2003 года вместе с прокурором Железнодорожного района Василием Романюком.



Дело Савченковых

Пожалуйста, обратите внимание на это вопиющее дело по самообороне - отца и сына Савченковых из Коломны посадили каждого на десять лет за то, что они применили "травматическое оружие" против агрессоров с ножами, которые ранее неоднократно угрожали и нападали на них, так как им мешал их мелкий бизнес - статья 1, статья 2. Показательно, что до этого на Савченковых те же товарищи уже 9 (!!!) раз нападали, даже пробовали уголовное дело против агрессоров возбудить, однако всё без толку, "убьют, тогда и приходите". Милиция сама предложила Савченковым "травматическое оружие" приобрести, что они и сделали. Применили его в ситуации чистой самообороны, а потом ещё и сами скорую и милицию на место событий вызвали, что бы те их как опасных преступников в тюрьму бросили.

У нас сейчас много рассуждают про экономическую стагнацию и важность защиты бизнеса, в семейной трагедии Савченковых под гнётом судебного самодурства - вся суть проблем в российской экономике. Вместо освоения бюджета в сотнях пафосных правительственных бизнес-форумах и бизнес-инкубаторах, чёрт потери, хотя бы просто перестаньте людей за защиту себя в тюрьмы сажать (не то, чтобы уж за защиту своего имущества), потратьте Вы эти копейки на суд присяжных, наконец. Несомненно, присяжные заседатели бы не позволили такому безумию происходить ещё в суде первой инстанции.

Скоро это дело будут в Верховном Суде рассматривать и распространение достоверной информации по нему повысит шансы на положительный итог. Если это читают блогеры и журналисты - Ваши публикации по этому делу реально могут семью спасти и правоприменительную практику по самообороне переломить. Впрочем, усилия остальных так же не лишние.

Пожалуйста, не оставайтесь в стороне, выскажитесь по этой вопиющей истории. Простая ретрансляция этой информации может стать тем последним малым усилием, что глыбу с мёртвой точки сдвинет, обратит на себя внимание неповоротливого "правосудия" и оно вдруг протрезвеет, хотя бы под давлением общественного мнения.

Русский Новый Год



Ныне Щедрый вечер - наступает Русский Новый Год.

На улице снег и морозец. Ночью будет - 15. Наконец-то пришла зима.

Дома за столом гости, в телевизоре - Штраус и Венский оркестр.
Всё хорошо, всё правильно.

С Новым Годом!

Дары Волхвов

И.Бродский

РОЖДЕСТВО

Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Звезда светила ярко с небосвода.
Холодный ветер снег в сугроб сгребал.
Шуршал песок. Костёр трещал у входа.

Дым шёл свечой. Огонь вился́ крючком.
И тени становились то короче,
То вдруг длинней. Никто не знал круго́м,
Что жизни счёт начнётся с этой ночи.

Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Крутые своды ясли окружали.
Кружился снег. Клубился белый пар.
Лежал младенец, и дары́ лежали.




_______________________


И несколько строк из Святого Евангелия:

"...так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения.

Авраам сказал ему: у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их.

Он же сказал: нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придёт к ним, покаются.

Тогда [Авраам] сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мёртвых воскрес, не поверят..."