Владимир Тор (tor85) wrote,
Владимир Тор
tor85

Нелепая смерть

 

Давайте-ка я вам, друзья, расскажу действительно СТРАШНУЮ историю, о том, как я испытал самый настоящий страх, самый ужасный в своей жизни. Любопытна эта байка тем, что всё в ней правда до самого последнего слова – не сказочка, словом, а самая что ни на есть настоящая быль.

Есть такой анекдот:
Просыпается рано утром мужик от стука в дверь. Открывает – а там стоит девочка. Очень прикольная и странная девочка: на ногах у ней ласты, на голове мотоциклетный шлем, сама она в белых джинсах, поверх них надето синие вечернее платье, на шее висит транзистор, в одной руке авоська с картошкой, а в другой – коса.
«Ты кто такая?» - спрашивает мужик.
«А я – твоя смерть», - отвечает девочка.
«Боже, какая нелепая смерть


Летом 1997 года приключилась у меня война.
Рубились мы по страшному, насмерть.

Мы – это я с компаньонами по одной не самой большой в то время, но и далеко не бедной фирмы. А наши враги – одна тогдашняя этническая ОПГ с Кавказа. Они хотели нас съесть, а бизнес наш по законам гор отобрать – потому что у нас было, как им казалось - много, а у них – мало, а Всевышний завещал делиться, причем именно нам, вечно должным, и непосредственно с ними, как его полномочными представителями в многонациональной Российской Федерации.

Воевали по настоящему – с перестрелками, боевыми потерями, захватами заложников, пытками в подвалах и закапыванием живьем в землю (правда-правда) на тихих Подмосковных кладбищах. Об этом даже газеты писали. Милиция, прокуратура и прочие компетентные органы доблестно бездействовали, потягивая деньги с обеих сторон, потому отбивались мы от супостатов подручными средствами, рассчитывая в основном только на себя самих. Все это достойно отдельного рассказа – может быть когда-нибудь и расскажу подробнее. Но сейчас – лишь один фронтовой эпизод.

В разгар этой толи бандитской разборки, толи антимафиозной операции, толи национально-освободительной борьбы пришлось мне, как Ленину в октябре, перейти на нелегальное положение – потому как, с одной стороны, насолил я ворогам крепко, был ключевым звеном в управлении и фирмы, и боевыми операциями, а потенциально еще и главным свидетелем в случае чего. Оперативно-розыскные мероприятия показали, что эти «дети гор» наняли бригаду профессионалов, поручив им выкрасть меня – нужен был я им живым, так как счета в банках и имущество было оформлено на меня лично. Я засек за собой «хвост», понял, что пришла такая пора, и доблестно метнулся на заранее подготовленные позиции.

Скрывался я на квартире у своего приятеля, назовем его Глебом, бывшего бойца спецназа, а по совместительству - призера чемпионата одной из стран СНГ по скалолазанию. Сам он был уроженец Краснодарского края, жил в Москве без прописки, зарабатывал на жизнь промышленным альпинизмом, снимал квартиру у своего знакомого, который укатил на заработки в Европу года на три. Да и сам Глеб как раз уезжал куда-то вроде Памира на какое-то восхождение и раньше чем через три месяца в Москве показаться был не должен. Концов, ведущих ко мне, врагам найти, как казалось на первый взгляд, было почти не возможно.

Конспиративная квартира - холостяцкая "однушка" в девятиэтажной "панельке", на пролетарской окраине Москвы, захламленная до невозможности, заваленная альпинистским снаряжением до потолка, прокуренная и проспиртованная выше всякой меры – ну да я и сам был без особых претензий на комфорт. Там был компьютер, факс/телефон, плита, диван, холодильник с минимальным запасом жратвы – что еще надо на войне? Вот из такого убежища я и должен был руководить Сопротивлением.

И вот первая ночь в подполье:

Время позднее, сижу на диване в одних семейных трусах по причине душного летнего вечера и одиночества, читаю в газете криминальную хронику, набираясь профессионального опыта. А пишут там о том, как одна банда по прозванию «Мазутка», штурмовала опорную базу другой ОГП – Казанской, с которой у них как раз в то время тоже была война. База эта располагалась в квартире на 14-м этаже 16-ти этажного дома и брали ее лихой ночной атакой через окна с крыши с помощью альпинистского снаряжения - так как дверь была бронированная - предварительно вырубив электричество и телефонную линию для дезориентации и деморализации противника.

 «Вот хитрецы, блин», -  думаю.

Ну, через окна меня достать в случае чего сложно – с крыши девятиэтажки ко мне на 4-й этаж скакать в форточку очень сложно. А вот дверь у меня хлипкая – косяки слабые, замков хоть и три штуки, но все какие-то дурацкие – ключом запирающиеся и снаружи, и изнутри.

Подумал так - да и пошел себе пельмешек на поздний ужин сварить. Спичка оказалась в коробке последняя – пока вода кипятилась, пошел искать в чужой квартире запас коробков. Искал-искал – и нифига в этой куче хлама не нашел. Ну и черт с ним, думаю - завтра куплю. Пельмешки сварились, только я собрался слить воду – как вдруг внезапно гаснет свет. От неожиданности котелок выскальзывает у меня из рук – кипяток выплескивается на плиту, гася огонь, и заливает заодно мне ноги. Я матерюсь, ошпаренный, естественно, и иду пытаться зажечь свет в коридоре. Щелк включателем – а не получается. Ага, думаю, это, значит, не лампочка на кухне перегорела, а электричество вообще вырубилось. Интересно – только у меня пробки вылетели или во всем подъезде? Пытаюсь открыть дверь на лестничную площадку – и не могу. Замков три штуки – все они заедают, все запираются в разные стороны, ключи у всех похожи, в темноте фиг разберешь, а ноги ошпарены и болят, что вносит дополнительную нервозность.
Пошел искать опять спички – не нашел. Вернулся к двери – не открывается. И чувствую, что вроде бы все правильно делаю и замки, вроде бы, отомкнулись, и дверь шевелится, но не поддаётся, словно ее кто-то снаружи заблокировал.

«Ого, -  думаю, а не выследили меня эти сволочи?!»

 Тут мне и страшно стало – но и паниковать как-то стыдно, еще на смех люди поднимут. Дай-ка, думаю, позвоню своим бойцам-товарищам, просто поболтаю для поднятия духа. Блин! Не могу в темноте мобильник отыскать! Завалился в темноте куда-то – фиг найдешь. Я к факсу, хватаю трубку – а там тишина, никаких гудков. Мне уж не до смеху – связь отрезана, электричество вырубили, дверь заблокировали – точно, выследили меня гады, и заперли, как в мышеловке. Что же сразу на штурм не идут?! Наверное, у них сейчас сил мало, вызывают подмогу, чтобы наверняка. А я здесь, блин, как птичка в клетке – один, без мобилы, даже без штанов, гусь ошпаренный. Если это они, то времени у меня всего несколько минут и надо прорываться во что бы то ни стало. А дверь, сука, не поддается… Рванул я ее в отчаянии на себя за ручку – а она, сволочь, возьми да и обломись. И как назло - острым краем излома глубоко распорола мне ладонь. Кровь хлещет, не шутя, волдыри на ногах горят – и я один в глубокой ночи, заперт в ловушке.

Стою в отупелой тоске ожидания неизбежного перед дверью – и ВДРУГ…

Дверь медленно со скрипом начинает открываться сама…
А за ней, из темноты – брезжит слабый-слабый свет…
Скрип в мертвой тишине и темноте кажется оглушающим в своей душераздирательности.
Дверь медленно раскрывается шире и на пороге – СТАРУХА!!!
Она седая и простоволосая, в белом балахоне, с безумными глазами и страшным лицом, в руке у нее горит церковная свечка, от нее веет ледяным холодом…

«Господи! Это она – СМЕРТЬ?! Так вон оно как случается… неужели?! …уже?! …как глупо, как странно, как страшно…»
Во рту пересохло, судорога ужаса стиснула горло, волосы зашевелились на голове…

«А у Вас хулиганы тоже свет отключили?» - спрашивает меня Смерть.
«А? Что?» - не понимаю я. Бля, да это же не Смерть, а соседка в ночной рубашке!
«Они, мерзавцы, еще у нас и ручки квартирных дверей веревкой между собой связали: я еле-еле перепилила кухонным ножиком веревку и освободилась…»
Так вот оно как на самом деле! А ледяное дыхание – это сквозняк с лестницы.
Беру у соседки свечу, лезу в распределительный щиток, щелкаю рубильниками – в квартирах вспыхивает свет. Сразу начинает мурлыкать факс – блин, конечно же! Он же включается в розетку и отрубился вместе со светом! В ту же минуту из-под вешалки в коридоре звонит мобильник – а рядом с ним валяется зажигалка! Это товарищи на проводе: «Почему не позвонил в условленное время?! Мы уже думали, что тебя того…этого…»
Мне уже смешно, ужас улетел в ночь.
Жизнь продолжается.
Еще повоюем… :-)

 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →